Бастрыкин предложил упростить процедуру задержания лиц с особым статусом

1

Председатель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин рассказал читателям «Российской газеты» о расследовании самых громких преступлений последнего времени.

Бастрыкин предложил упростить процедуру задержания лиц с особым статусом

Александр Иванович, одним из самых дерзких преступлений последнего времени стало убийство следователя органов внутренних дел Евгении Шишкиной. О том, как идет расследование, нигде не сообщалось. Можно рассказать, как продвигается работа?

Александр Бастрыкин: Проведено более 1500 следственных действий. Во взаимодействии с сотрудниками уголовного розыска и подразделением ФСБ были установлены и задержаны двое исполнителей преступления. Расследование в отношении них завершено и уголовное дело направлено в Генеральную прокуратуру РФ.

Если поймали исполнителей, то кто был заказчиком убийства?

Александр Бастрыкин: По данным следствия, к организации этого преступления причастен Ярослав Сумбаев, в отношении которого Евгения Шишкина расследовала уголовное дело.

Оно связано с организацией преступного сообщества, занимавшегося мошенничествами с использованием современных компьютерных технологий.

Следствие полагает, что мотивом убийства стала месть Сумбаева за уголовное преследование. Он был задержан на территории Грузии как раз по тому уголовному делу (это преступление расследует МВД) и сейчас содержится под стражей в России.

Согласно действующему законодательству мы должны получить согласие Грузии и на привлечение Сумбаева к уголовной ответственности по уголовному делу об убийстве Шишкиной.

Поэтому Следственный комитет направил необходимые документы в Генеральную прокуратуру РФ для его получения.

Предложено упростить процедуру задержания всех лиц с особым правовым статусом, застигнутых на месте преступления

Соучастнику Сумбаева Ивану Кочеткову заочно предъявлено обвинение в умышленном уничтожении автомобиля Шишкиной, угрозах убийством и посягательстве на жизнь следователя, он объявлен в розыск.

Несколько месяцев назад СК обнародовал видеозапись нападения на фигуранта уголовного дела, которое расследовала следователь Евгения Шишкина. Нашли нападавших? Это как-то связано с делом о ее убийстве?

Александр Бастрыкин: В рамках уголовного дела, которое расследовала Шишкина, один из обвиняемых стал сотрудничать со следствием и давать показания, изобличающие Сумбаева. В 2015 году он подвергся нападению, однако подозреваемых задержать не удалось. Размещенная в СМИ видеозапись в совокупности с иными данными, которыми располагало следствие, позволили установить причастных к этому преступлению. Нападение оказалось не связано с убийством следователя, а было совершено двумя жителями Санкт-Петербурга из-за личного конфликта.

Конфликт произошел ранее между одним из них с потерпевшим. Таким образом, было раскрыто еще одно тяжкое преступление прошлых лет. Двоим соучастникам предъявлено обвинение, и они под стражей.

Александр Иванович, как вы в целом оцениваете итоги прошедшего года?

Александр Бастрыкин: В 2019 году Следственным комитетом проделана значительная работа по пресечению наиболее опасных криминальных проявлений.

Достаточно сказать, что следователями в суд в прошлом году направлено 88 719 уголовных дел, из них свыше 6,5 тысячи — о преступлениях коррупционной направленности. Расследовано 299 преступлений террористического характера и 151 преступление экстремистской направленности, 14 863 преступления, совершенных в отношении несовершеннолетних. В суд направлено 8379 дел в отношении 8952 лиц, совершивших преступления против детей.

Какие из этих расследований вы бы назвали наиболее сложными?

Александр Бастрыкин: Любое расследование — напряженный процесс, но своих сотрудников я всегда ориентирую на то, что нет преступлений, которые невозможно раскрыть. К расследованию любого преступления мы подходим с высокой ответственностью и полной отдачей сил. В немалой степени благодаря этому, а также принятию оперативных мер по обращениям, поступающим к нам от граждан, в минувшем году удалось добиться раскрываемости убийств, фактов умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, изнасилований на уровне более 90 процентов.

Следует отметить и сложнейшую работу правоохранительных органов по декриминализации Северо-Кавказского региона, которая идет на протяжении последних лет. Многие чиновники различного уровня уже привлечены к уголовной ответственности.

Среди них ведь немало высокопоставленных чиновников.

Александр Бастрыкин: В минувшем году за совершение коррупционных преступлений осуждены врио председателя правительства Республики Дагестан Абдусамад Гамидов, его заместитель Раюдин Юсуфов, бывший глава регионального управления ФАС Кубасай Кубасаев. Рассматриваются судом уголовные дела бывшего временно исполняющего обязанности заместителя председателя правительства Дагестана Шамиля Исаева, главы Дербентского района Республики Дагестан Магомеда Джелилова. Ряд дел еще в производстве.

Среди их фигурантов есть и сотрудники правоохранительных органов. Например, сейчас расследуется уголовное дело в отношении бывших и действующих сотрудников МВД по Кабардино-Балкарской Республике, обвиняемых в участии в преступном сообществе. Как полагает следствие, они систематически получали взятки за обеспечение возможности незаконной перевозки спиртосодержащей продукции по территории республики. Эти преступления были выявлены Главным управлением собственной безопасности МВД России. В течение одного дня на территории КБР задержаны 12 лиц, проведено более 40 обысков в служебных помещениях, по местам проживания подозреваемых и иных лиц, проверяемых на причастность к преступлениям. На данный момент к уголовной ответственности привлекаются 15 обвиняемых, которые являются или являлись должностными лицами республиканского МВД, еще один находится в розыске. Один из руководителей преступного сообщества ранее состоял в должности начальника оперативно-разыскной части.

За год удалось добиться раскрываемости убийств, умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, изнасилований на уровне более 90 процентов

Александр Иванович, вы всегда подчеркивали, что возмещение ущерба — это одно из наиболее важных критериев качественного следствия. Как обстоят дела с возмещением ущерба?

Александр Бастрыкин: В ходе предварительного следствия потерпевшим и государству возмещен причиненный преступлениями ущерб на сумму 34 миллиарда 722 миллиона рублей. Почти в 2 раза возросла стоимость имущества, на которое в ходе следствия наложен арест с целью последующего возмещения вреда потерпевшим — 46 миллиардов рублей (в 2018 году — 24,3 миллиарда рублей).

В целом же за 9 лет работы следователями ведомства возмещено государству и потерпевшим гражданам свыше 300 миллиардов рублей.

ДНК серийного насильника

Как современные технологии используются следователями в повседневной работе?

Александр Бастрыкин: Внедрение в следственную практику новейших цифровых технологий является одним из основополагающих направлений развития ведомства. В настоящее время в Следственном комитете работают семь, в том числе окружных, ДНК-лабораторий. Понять, как они действуют, можно на следующем примере.

В прошлом году в Иркутской области с помощью молекулярно-генетических экспертиз раскрыта серия преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности. А также покушение на убийство несовершеннолетней, совершенные местным жителем в отношении 25 женщин в период с 1992 по 2019 год на территории города Тулуна. Преступник под угрозой ножа отводил потерпевших в безлюдные места, где совершал насильственные действия, после чего похищал золотые украшения и иные ценности потерпевших.

Но как построить работу, чтобы раскрытие этого преступления не стало исключением?

Александр Бастрыкин: Скажу, что нами сформирована электронная база данных о расследовании серийных убийств по сексуальному мотиву и серийных половых преступлений. Разработана методика по ситуационному моделированию на месте происшествия по фактам применения огнестрельного оружия. Помимо этого ведется работа по созданию группы веб-аналитиков, в чьи задачи будет входить установление сведений о подозреваемых по минимальному набору входных данных, накопление и сведение в единую базу разрозненных сведений.

Что касается организационной составляющей, то, учитывая положительные результаты работы отделов криминалистического сопровождения следствия, дислоцирующихся в Санкт-Петербурге и Екатеринбурге, в октябре прошлого года в Нижнем Новгороде открыто еще одно подразделение Главного управления криминалистики — Криминалистического центра.

В состав нового отдела включены опытные сотрудники следственных подразделений по субъектам РФ, в том числе входящих в Приволжский федеральный округ. В настоящее время они осуществляют оперативный выезд на места резонансных происшествий с применением высокотехнологичной криминалистической техники и ведут активную работу по раскрытию тяжких и особо тяжких преступлений, в том числе прошлых лет.

Для чего Следственному комитету понадобились свои экспертные подразделения?

Александр Бастрыкин: Заключение эксперта по-прежнему является одним из важнейших доказательств, способствующих установлению истины по уголовному делу. Значительный вклад в это вносят и эксперты Следственного комитета. В настоящее время их численность составляет свыше 600 человек. Ежегодно ими проводится более 30 тысяч судебных экспертиз.

В июле прошлого года внесены изменения в законодательство, установившие правила создания и функционирования в СК РФ собственного судебно-экспертного учреждения, а также порядок производства судебных экспертиз нашими экспертами на переходный период. Законодателем созданы оптимальные условия для развития экспертного потенциала ведомства, необходимого для противодействия преступлениям, расследуемым СК России. Теперь эксперты получили возможность использовать хорошо зарекомендовавшие себя в государственных судебно-экспертных учреждениях механизмы по назначению и производству судебных экспертиз.

Взять след по запаху

В последнее время вы часто говорите о том, что расследование преступлений прошлых лет — одна из задач ваших подчиненных. Справляетесь?

Александр Бастрыкин: В прошлом году расследовано 4543 ранее нераскрытых преступления. В их числе 411 убийств, 209 фактов причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, 252 изнасилования и насильственных действий сексуального характера.

В Калуге вынесен приговор двоим братьям по делу об убийстве 5-летней давности. Их жертвой стала студентка. Это преступление удалось раскрыть при помощи проведения ряда экспертных исследований, в том числе ольфакторной экспертизы. По ней на предметах одежды потерпевшей и орудии убийства выявлены запаховые следы, и установлена их принадлежность одному из обвиняемых.

В Ленинградской области благодаря целенаправленной работе аналитической группы, в состав которой помимо следователей и криминалистов ведомства входили сотрудники ГУ МВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, задержан подозреваемый в убийстве десятилетней девочки, совершенном в 2011 году. В Москве раскрыто убийство пожилой женщины, причиной которого явилось желание ее знакомого завладеть ее квартирой. В Свердловской области в декабре 2019 года местному жителю предъявлено обвинение в убийстве двух девушек, совершенном в августе 2018 года на склоне горы Уктус в Екатеринбурге.

Таким образом, Следственный комитет уже не первый год доказывает способность оперативно и качественно расследовать преступления любой сложности.

С глазу на глаз

Вы уверены, что практика личных приемов граждан все так же эффективна?

Александр Бастрыкин: Если люди к вам обращаются, это один из показателей того, что они вам доверяют. Количество принятых на личном приеме граждан в минувшем году возросло на 14 процентов и составило 118 977 (в 2018 году — 104 321). В том числе руководителями и заместителями руководителей следственных органов принято 80 086 заявителей, что на 18 процентов больше прошлого года (в 2018 году — 67 945). Подчеркну, что важны не просто формальные встречи, а реальная помощь людям.

Зачастую именно личный прием позволяет принять нужные решения и впоследствии сдвинуть с мертвой точки расследование некоторых дел или происшествий, на которые не последовало должной реакции. Например, в Санкт-Петербурге я проводил прием пожилых граждан, которых в других правоохранительных органах, видимо, не услышали. Среди них были ветераны Великой Отечественной войны, жители блокадного Ленинграда, ветераны труда, которые лишились жилья в результате мошеннических действий. Следственный комитет незамедлительно возбудил уголовное дело. Наши следователи выяснили, что длительное время в Санкт-Петербурге действовала организованная группа. Ее участники путем обмана лишили прав на жилые помещения не менее 27 пожилых людей. На данный момент к уголовной ответственности привлечены 5 человек — организатор и руководитель группы, его мать, сожительница, а также двое соучастников. С целью обеспечения возмещения ущерба на имущество обвиняемых общей стоимостью более 50 миллионов рублей наложен арест, а потерпевшим оказано содействие в оспаривании договоров купли-продажи жилых помещений в рамках гражданского судопроизводства — до вынесения приговора суда. Расследование находится на завершающей стадии.

Но как в реальности можно охватить такой большой массив жалоб и обращений? У вас хватает для этого ресурсов?

Александр Бастрыкин: Сегодня для населения доступны практически все каналы связи: личный прием, круглосуточный «телефон доверия», возможность направления обращений по интернету. Хорошо организована работа официальной учетной записи «Приемная председателя СК России» в социальной сети «ВКонтакте», куда в прошлом году поступило свыше 10 тысяч сообщений. При этом отлаженная система мониторинга оперативной обстановки позволяет нам чутко и оперативно реагировать на все значимые происшествия, особенно в отношении социально уязвимых слоев населения.

Какое значение Следственный комитет придает международному сотрудничеству по противодействию преступности?

Александр Бастрыкин: Следственный комитет участвует в международном сотрудничестве по целому ряду направлений. В частности, в июле прошлого года в России состоялось четвертое совместное заседание коллегий следственных комитетов РФ, Республики Армения и Республики Беларусь, а также на мероприятии присутствовали представители Генеральной прокуратуры Республики Казахстан. Такой формат показал себя крайне эффективным для совместной работы.

Отмечу, что к настоящему времени в Следственном комитете сформировалась практика непосредственных сношений по вопросам правовой помощи с компетентными органами иностранных государств — участников Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 года и Протокола к ней от 28 марта 1997 года. Причем ранее такое взаимодействие осуществлялось исключительно через Генеральную прокуратуру России. Ведомство уполномочено на осуществление такого прямого взаимодействия в соответствии с Указом президента РФ от 17.04.2017 № 170, которым определены центральные, территориальные и иные органы для прямых сношений в области правовой помощи по упомянутой Конвенции и Протоколу к ней.

Так, в 2019 году к нам напрямую поступило 839 запросов (наибольшее их число поступило из компетентных органов Республики Беларусь (806) и Республики Казахстан (28). В уполномоченные иностранные органы направлено 349 запросов.

Необходимо сказать о том, что в качестве компетентного органа Следственный комитет наделен правом осуществлять международное сотрудничество по вопросам правоохранительного содействия в рамках более 60 межгосударственных и межправительственных многосторонних и двусторонних международных договоров России в сфере борьбы с преступностью.

Все это привело к значительному усилению работы по расследованию преступлений, связанных с международным терроризмом, в том числе на территории Сирии. Конструктивное взаимодействие с компетентными органами этой страны позволило не только начать расследовать преступления, совершенные российскими гражданами, примкнувшими к международным террористическим организациям на территории Сирии, но и препятствовать распространению их противоправной деятельности в России.

Кроме того, с 1 января для России вступил в силу Второй дополнительный протокол к Европейской конвенции о взаимной правовой помощи по уголовным делам, который наделяет СКР полномочиями осуществлять непосредственное взаимодействие с компетентными органами иностранных государств по вопросам оказания правовой помощи по уголовным делам о преступлениях, относящихся к компетенции, а также предусматривает возможность создания совместных следственных групп.

Часто, говоря о подозреваемых, граждане слышат дежурную фразу «объявлен в розыск». Объясните механизм — как Следственный комитет ведет розыск граждан, скрывшихся от следствия?

Александр Бастрыкин: В 2019 году в системе СК создано специальное подразделение — управление взаимодействия по вопросам международного и федерального розыска лиц Главного следственного управления. К его ведению отнесен широкий спектр вопросов взаимодействия с российскими министерствами и ведомствами, компетентными органами иностранных государств и международными организациями в целях повышения эффективности и координации мер, направленных на установление местонахождения всех категорий лиц, разыскиваемых по уголовным делам, находящимся в производстве СК России.

В частности, в целях оперативного установления места нахождения скрывающихся за рубежом от органов следствия обвиняемых, а также безвестно отсутствующих лиц (в том числе несовершеннолетних), предположительно находящихся за пределами территории России, мы активно используем каналы Международной организации уголовной полиции — Интерпола. Такое взаимодействие осуществляется через Национальное центральное бюро Интерпола МВД России.

К примеру, из Республики Польши в Россию экстрадирован Ю. Гуйва, который в 2017 году, в составе организованной группы, совершил разбойное нападение и убийство гендиректора ФГУП «Ремонтно-строительное управление МВД России» Н. Волкова. В октябре прошлого года из Польши на основании материалов СК России экстрадирован А. Ковалев, совершивший в 2018 году убийство предпринимателя в Рязани.

В октябре прошлого года в ходе моей встречи с начальником Национального центрального бюро Интерпола МВД России Александром Прокопчуком достигнуты договоренности по вопросам использования баз данных и информационных ресурсов Интерпола, представляющих интерес для следствия, в рамках функционирования ситуационного центра СК России.

«Прачечные» закрываются

В прошлом интервью вы говорили об участии Следственного комитета в выработке мер по борьбе с отмыванием преступных доходов на международном уровне. А можно подробнее рассказать, что это дало?

Александр Бастрыкин: В рамках подготовки к 4-му раунду Группы разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег (ФАТФ) Следственный комитет накопил значительный опыт, который будет использован в дальнейшем. В основу системной деятельности положен риск-ориентированный подход, применяемый на основе анализа оценки существующих рисков криминальных проявлений в наиболее уязвимых отраслях экономики. А также выработка мер и разрешению проблем через конкретные организационные решения.

Исходя из этого, в плановую работу СК России был введен ежегодный тематический анализ практики расследования уголовных дел в сфере отмывания доходов, финансирования терроризма, а также других смежных видов преступлений. Был издан ряд внутренних документов, направленных на совершенствование работы. Например, при расследовании коррупционных преступлений руководителям следственных органов дано указание проверять наличие легализации преступных доходов.

Другое направление информационно-методического обеспечения было связано с необходимостью добиться повышения уровня знаний следователей в сфере использования финансовой информации в процессе доказывания. Также мы значительно усилили информационный обмен с Росфинмониторингом.

Александр Иванович, мы все чаще слышим о раскрытии коррупционных схем, реализованных высокопоставленными чиновниками, об обнаружении у них имущества за границей и ужесточении антикоррупционного законодательства. Каково влияние международных обязательств России по противодействию коррупции на развитие таких тенденций?

Александр Бастрыкин: На сегодняшний день существует несколько ключевых международных антикоррупционных форматов на региональном и глобальном уровнях по выработке как превентивных стандартов, так и уголовно-правовых средств борьбы с коррупцией. Безусловно, они оказывают влияние на отечественную правоприменительную практику, в том числе потому, что Российской Федерации принадлежит не последнее место в их формировании. Уже не первый год ведомство принимает активное участие в создании и реализации национальных планов противодействия коррупции. Многие наши законодательные предложения рождаются из опыта расследования уголовных дел по коррупции, поэтому и имеют практическую направленность.

На предметах одежды потерпевшей и орудии убийства выявлены «запаховые» следы, и установлена их принадлежность одному из обвиняемых

Вы упомянули международные договоры России в сфере противодействия коррупции, а как обстоят дела с реализацией Конвенции о борьбе с иностранным взяточничеством? Есть ли практические примеры ее реализации?

Александр Бастрыкин: Да, Россия присоединилась к этой конвенции в 2012 году. Для нас очевидна опасность не только коррупции внутри страны, но и коррупции транснациональной, поэтому ведомство в полной мере нацелено на борьбу с таким видом взяточничества. Немалую роль Следственный комитет сыграл и в формировании антикоррупционного законодательства. Например, с участием ведомства приняты законы, расширившие круг лиц, которые могут выступать на стороне взяткополучателя, установлена возможность конфискации денежных средств, эквивалентных сумме взятки. Регламентирован порядок признания и исполнения приговоров и иных решений судов иностранных государств в части, касающейся конфискации доходов, полученных преступным путем. Реализованы многие другие законодательные предложения.

Известно, во многих странах — членах ОЭСР есть уголовная ответственность юридических лиц за коррупцию. При этом Следственный комитет уже давно выступает за введение аналогичной меры. Не изменился ли такой подход?

Александр Бастрыкин: Мы считаем административную ответственность для юридических лиц недостаточной, особенно в сфере борьбы с коррупцией. Наиболее сложные коррупционные схемы реализуются в интересах юридических лиц или с использованием их в качестве «инструмента», посредника, при передаче и извлечении преступных выгод. На наш взгляд, возможно компромиссное решение. Можно расследовать преступление, совершенное физическим лицом, и сопряженное с ним административное правонарушение, совершенное юридическим лицом, в рамках одного дела и фиксировать в приговоре по этому делу решение о виновности или невиновности подсудимых и о назначении им наказания (физическому лицу — в соответствии с УК РФ, юридическому лицу — в соответствии с КоАП РФ).

Разрешите поздравить вас и весь коллектив Следственного комитета с девятой годовщиной образования ведомства. Пожелать успехов в нелегкой и крайне необходимой работе.

Александр Бастрыкин: Благодарю за теплые слова. Пользуясь случаем, хочу сердечно поздравить наших сотрудников и ветеранов с профессиональным праздником. От всей души желаю всем крепкого здоровья, успехов и благополучия! Уверен, что профессионализм и ответственное отношение к делу помогут нам и впредь удерживать авторитет закона на самом высоком уровне.

Бастрыкин предложил упростить процедуру задержания лиц с особым статусом

В СКР говорят: не бывает преступлений, которые нельзя было бы раскрыть. Фото: ReutersКлючевой вопрос

Дотянуться до «неприкасаемых»

По вашему мнению, дела в отношении граждан так называемого «особого правового статуса» тоже представляют сложность?

Александр Бастрыкин: Уголовно-процессуальным законодательством установлен особый порядок привлечения их к уголовной ответственности. Если речь идет о судьях, то в настоящее время для возбуждения уголовного дела в отношении судьи требуется согласие Высшей квалификационной коллегии судей.

Вместе с тем бывают нетипичные, с правовой точки зрения ситуации, которые приходится оперативно решать следователям. Думаю, вам известно о расследовании уголовного дела в отношении судьи Анапского районного суда Краснодарского края Владимира Стародубцева. Сейчас расследование завершено, судья и его соучастники знакомятся с материалами уголовного дела. Как полагает следствие, вместе с ними Стародубцев требовал от потерпевшего 64 миллиона рублей якобы для их передачи в качестве взятки судьям Краснодарского краевого суда за принятие решения по административному делу о земельном споре. В действительности он собирался просто присвоить крупную сумму, то есть совершить мошенничество.

Передача денег должна была проходить под контролем ФСБ, однако неизвестным оставалось место передачи. И им оказался дом судьи. Подозреваемого задержали. Но непредвиденным обстоятельством здесь стала необходимость проведения не терпящего отлагательств осмотра в доме судьи для фиксации доказательств. Иначе факт его преступных действий задокументировать бы не получилось. И фактически впервые в новейшей истории нашими следователями был проведен такой осмотр, изъяты денежные средства, переданные Стародубцеву в ходе оперативного эксперимента. В дальнейшем законность осмотра проверена судом, и судебной коллегией Московского городского суда следственное действие признано законным.

Полагаю, было бы целесообразно отдельно на законодательном уровне проработать вопрос о допустимых действиях следователей в подобных ситуациях.

Это можно понимать, как предложение в чем-то ограничить «неприкасаемость» таких граждан?

Александр Бастрыкин: Нашим ведомством выработаны предложения по внедрению правового механизма, направленного на пресечение злоупотреблений своими статусными гарантиями лицами, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовным делам. Предложено вывести из числа таких лиц депутатов местного самоуправления, упростить процедуру задержания всех лиц с особым статусом, застигнутых на месте преступления. А также исключить избыточные требования к согласованию вопроса о направлении уголовного дела в отношении депутатов Госдумы в суд.

Наш&nbspTelegram

Источник