Будет ли оттепель в Казахстане: приговор за оговор

2

Будет ли оттепель в Казахстане: приговор за оговор

События с журналистом Голуновым обнажили давно известную проблему фальсификации уголовных дел на территории постсоветского пространства. Незаконные задержания, сфабрикованные улики, ангажированные эксперты, свидетели, понятые, подброшенные вещдоки – все это старые, безотказно работающие методы устранения неугодных в любых ситуациях. Но это только на первый взгляд. На самом деле, это суперприбыльный бизнес, в котором маржа измеряется в тысячах и более процентов от вложенных средств, перекрывая такие доходные занятия, как торговля оружием, наркобизнес и проституция.

В ряде случаев можно обойтись даже без первоначальных вложений, достаточно задействовать административный ресурс, то есть просто дать команду «закрыть» определенного человека. А затем, с ним можно делать все что угодно, так как навешанный ярлык «преступника» не позволяет человеку эффективно защищаться. Бороться за свое честное имя при таких обстоятельствах, могут лишь единицы. Оклеветанный человек может лишиться не только репутации, но и своего имущества, которое в отдельных случаях может исчисляться миллионами долларов.

Общественный запрос на пресечение такого откровенно криминального бизнеса очень высок и в последнее время вызывает волну массовых протестов, не замечать которые уже не получается. Президент России резко и быстро отреагировал на сфальсифицированное дело Голунова. Но подобных дел на постсоветском пространстве тысячи. Ни в чем не повинные люди приговорены к большим срокам наказания, объявлены в розыск и лишились всего имущества. Одним из ярких примеров является дело российско-казахстанского инвестора Александра Сутягинского. Сфабрикованное против него дело используется заинтересованными лицами в корыстных целях до сих пор.

Возможно, в судебной практике Казахстана грядут большие перемены, так как новый президент Касым-Жомарт Токаев публично заявил о необходимости обеспечить защиту прав граждан: «В стране должен царить закон. Перед законом все равны: и представители власти, и граждане».

По экспертным оценкам, действующее законодательство Республики Казахстан постоянно совершенствуется и представляет собой свод достаточно прогрессивных законов, исполнение которых обязательно, но часто используется в личных или коррупционных интересах отдельными местными кланами. Это неожиданно признал Председатель Верховного суда страны Жакип Асанов. Он достаточно жестко раскритиковал работу казахстанских судей и открыто заявил, что «некоторых вершителей правосудия нередко используют самым наглым образом». По утверждению Асанова, преступники, «вступая в сговор с судебными чиновниками, через суды отбирают незаконным способом чужой бизнес». Отдельно, председатель Верховного суда отметил, что «не доверяют нашим судьям и зарубежные инвесторы, вкладывающие свой капитал в экономику Казахстана». Жакип Асанов рассказал о многих судебных делах, доказательства по которым, по его словам, были «шиты белыми нитками». Поддерживая Асанова, первый президент Казахстана Нурсултан Назарбаев заявил, что «доверие к судам сопоставимо с доверием к государству». Количество допущенных судьями нарушений, по словам Асанова, достаточно велико, поэтому возникла необходимость пересматривать несправедливые или незаконные судебные решения.

Можно ли сейчас говорить о массовой реабилитации невинно осужденных в стиле хрущевской оттепели? Пока еще нет – пересматриваются дела резонансные в пределах одного района или области. Председатель Верховного суда Асанов не случайно делает акцент на пересмотр дел с участием инвесторов. В Казахстане создан Международный Финансовый Центр (МФЦ), республика таким образом пытается получить инструмент для привлечения капитала и развития экономики. Но иностранные инвесторы пока не очень доверяют улыбкам отдельных казахстанских чиновников. И этому есть веские причины.

Российская газета «Версия» первая на территории СНГ обратила внимание на так называемое дело инвестора Александра Сутягинского и с 2012 года ведет по нему независимое журналистское расследование. Промышленник, привлекший в Казахстан более 500 млн долларов инвестиций и построивший с нуля несколько предприятий, неожиданно лишился агропромышленного комплекса (ТОО «Баско»), двух заводов (ТОО «Силициум Кахахстан» и АО «Компания «Биохим»), а также всего личного имущества.

Материалы многолетнего расследования подтверждают, что дело против Александра Сутягинского было грубо сфабриковано и явилось беспрецедентным фактом отъема бизнеса с незаконным использованием судебной и полицейской систем Казахстана. Такие дела невозможны без могущественного заказчика, который и получает в конечном итоге всю выгоду от происходящего.

Как бы там ни было, всплывающие подробности дела Сутягинского делают более понятным уровень заказчика. Это некая персона, которая предпочитает держаться в тени и загребать жар чужими руками. Сила, которая не заинтересована в том, чтобы российский бизнес обладал передовыми разработками в области кремния и биотехнологий, сотрудничая с Казахстаном. Однако в самой хитроумной схеме рейдерского захвата невозможно предусмотреть абсолютно все – сейчас не связанные друг с другом исполнители, делая признания, все отчетливее показывают масштабы общего замысла и фигуру выгодоприобретателя. Если правоохранители и дальше будут работать добросовестно, разматывая запутанный клубок дела Сутягинского, то они смогут добраться и до заказчика, который фактически безвозмездно получил все активы на территории Казахстана стоимостью в сотни миллионов долларов.

Дело Александра Сутягинского

За последние годы из Казахстана ушли многие серьезные инвесторы. Республику окончательно покинули нефтяные гиганты – американская ConocoPhillips и норвежская Statoil, ушла американская компания AES Corporation (электроэнергетика), отказалась работать южнокорейский консорциум КС Kazakh B.V. Компании столкнулись с бюрократическим и судебным произволом, блокировавшим осуществление инвестпроектов.

Бизнес Александра Сутягинского столкнулся с такими же проблемами. Создается впечатление, что некоторые представители истеблишмента Казахстана подчинили себе бюрократический аппарат и судебную систему, которые работают в их интересах по одной и той же схеме: инвесторов привлекают и завлекают, а когда они реально вложат деньги, создают невыносимые условия работы. Если после этого инвестор не уходит, оставляя свои активы, его обвиняют в преступлении, после чего он точно убегает, бросая все, лишь бы избежать прелестей казахстанской тюрьмы. Примеров этому множество.

Но дело инвестора Александра Сутягинского в этом перечне наиболее показательное и трагичное. Его предприятия были признаны прорывными проектами Казахстана и получили личную поддержку первого президента Назарбаева. Но в октябре 2012 года Сутягинский был арестован и обвинен в подготовке покушения на некоего Михаила Гаркушкина, который был наемным директором в ТОО «Баско». Судебный процесс над ним уже вошел в анналы казахстанского правосудия, как набор нестыковок, лжесвидетельств и процессуальных нарушений.

Фейковое покушение и суд

По версии правоохранителей, осенью 2012 года в Южный региональный РУБОП Казахстана обратился некто Андриевский, который впоследствии был изобличен и осужден за финансовое мошенничество на одном из предприятий Сутягинского. Он заявил, что инвестор Сутягинский заказал ему убийство Гаркушкина, и ему сразу поверили. Как не верить «своим», ведь и исполнитель Андриевский и якобы потерпевший Гаркушкин – оба бывшие сотрудники МВД Казахстана. Заявление приняли, и Александра Сутягинского взяли «в разработку», которая свелась к выдаче Андриевскому видеокамеры с пультом, что дало ему возможность прерывать и возобновлять запись по своему усмотрению, то есть не фиксировать события «непрерывно, целиком и объективно». Это является грубым нарушением законной практики получения видеодоказательств. Почему это произошло, казахстанские полицейские в суде объяснить не смогли.

Дальше, еще интереснее: оригинал, полученной таким образом видеозаписи, исчез. Вместо него, в деле появились компакт-диски с явными признаками монтажа, происхождение которых никто не мог объяснить. Примечание к тексту заключения экспертов № 9491/55 от 19.12.2012 года более чем красноречиво:

Будет ли оттепель в Казахстане: приговор за оговор

Выражаясь обычным языком, проверить достоверность любой видеозаписи в Казахстане невозможно, так как у местных экспертов отсутствуют необходимые для этого методики. Но использовать видеозаписи в качестве доказательства вины в суде вполне возможно, что и было сделано в деле Сутягинского. Как установили эксперты, эти диски были неизвестными по счету копиями. Когда, кем и при каких обстоятельствах было записано на них изображение и наложен звук, не установлено. Дата и время съемки на видеоматериалах отсутствуют.

Интригу с таинственными видео продолжает их передача следствию только 26 ноября 2012 г., через два месяца после ареста Александра Сутягинского. Что происходило с видеоматериалами и где они находились, неизвестно. Но то, что они попали к посторонним лицам – это факт, так как вскоре эти видеозаписи неожиданно появились на Ютубе. Официально и по закону сделанные оперативные видеозаписи, не могли находиться нигде, кроме как у следователя. Возникает резонный вопрос, когда и при каких обстоятельствах был создан видеоряд и наложен на него звук? Тем более, что экспертами были обнаружены признаки монтажа, что указывает на ничтожность данного доказательства, так как оно не отражает всего фактически происходившего.

Юрист Алла Ким, осужденная спустя несколько лет вместе с Гаркушкиным за рейдерство в отношении активов Александра Сутягинского, несколько прояснила эту ситуацию. Она дала показания, что фальшивое видео распространялось в Интернете свидетелем обвинения Владимиром Белоконем, который сейчас объявлен Россией в международный розыск за мошенничество с ущербом более 1,6 млрд рублей. Его соучастник Андрей Третьяков уже задержан и выдан Казахстаном России. Вот, цитата из ранее опубликованных показаний Аллы Ким:

Будет ли оттепель в Казахстане: приговор за оговор

Опираясь на такое «железное доказательство», Сутягинский был осужден на 12 лет лишения свободы, однако на апелляционном рассмотрении дела судья Кульпаш Утемисова вынесла Александру приговор – шесть лет, но уже условного срока. При всей совокупности явно недостоверных доказательств, она должна была оправдать подсудимого, потому что несостоятельность обвинения была видна невооруженным взглядом. К тому же обвинитель не смог доказать наличие умысла на убийство у подсудимого Александра Сутягинского. За такое «своеволие» судья Утемисова позднее получила 4,5 года по обвинению в «нарушении норм правосудия». Но на самом деле нормы правосудия были нарушены с самого начала в стадии следствия и нарушались дальше во всех судебных инстанциях. Утемисова оказалась единственным судьей в этом процессе, обоснованно засомневавшимся в мутных доказательствах обвинения.

Сегодня Председатель Верховного суда РК Асанов горячо выступает за пересмотр дел, где решения были вынесены незаконно. Дело Александра Сутягинского в свете новых веяний выглядит вопиюще несправедливым и беззаконным. Асанов уже инициировал пересмотр многих судебных решений и наказание ангажированных судей, но дело Сутягинского, очевидно, пока не входит в его компетенцию. Справедливость торжествует, но не для всех. Хотя большего нарушения основополагающих принципов правосудия, как в процессе Сутягинского, трудно представить, особенно по обвинению в таком тяжком преступлении, где каждое доказательство должно исследоваться «под микроскопом».

А в данном случае исследовать суду было просто нечего. Оригинальная видеозапись, которая должна была объективно зафиксировать происходящее при помощи специального устройства, выданного Андриевскому, в деле отсутствует. Ее местонахождение неизвестно. Оценивать происходящее по копиям при отсутствии оригинала невозможно и противозаконно. Комментарии излишни. Таким образом, якобы основное доказательство «заказа» таковым не является.

С автоматом еще интереснее. Доказательств принадлежности его к кому-либо из Сутягинских в деле вообще нет. Как его «привязали» к Александру Сутягинскому остается только догадываться. Первоначально автомат Калашникова во время обыска не был обнаружен в доме сына Сутягинского, проживавшего с семьей в Германии. И только после «подсказки» заявителя Андриевского оружие было торжественно найдено в бытовом помещении на участке. Откуда вообще автомат там появился, непонятно. Следствие этого не выяснило. Хотя боевое оружие не может находиться в свободном обращении и, скорее всего, было похищено из какой-либо воинской части. Но следствие этот факт не заинтересовал. Никаких следов в виде отпечатков пальцев, потожировых выделений и следов ДНК Сутягинских на автомате и патронах обнаружено не было – прямо, как в деле Ивана Голунова. Но его при этих обстоятельствах отпустили, а Александру Сутягинскому дали 12 лет лишения свободы. Интересно, что вместе с автоматом почему-то завернули упаковку клофелина – очевидно для «придания веса» заранее придуманному обвинению. Весь этот фарс зафиксирован в материалах следствия и освещен казахстанской газетой «Время», она тут же взяла интервью у «потерпевшего» Гаркушкина, который в красках рассказал о своей трагической судьбе.

Опытная судья Утемисова увидела несостоятельность эпизода с оружием и исключила его из приговора, но кассация при пересмотре дела вернула его обратно. Как рассматривалось дело в кассационной инстанции, это предмет отдельного рассказа.

В целом, суд первой инстанции настолько «невнимательно» отнесся к представленным обвинением доказательствам, что возникает подозрение – исход процесса был предрешен заранее. И объективные доказательства вины никого не интересовали. Также никто толком не проверил наличие мотивов оговора у свидетеля Андриевского – позднее выяснилось, что они были и даже очень весомые. Кроме того, в дальнейшем, его изобличили и осудили за мошенничество с зарплатой на предприятии Сутягинского.

Истинные мотивы сфабрикованного обвинения в отношении Александра Сутягинского стали ясны позже, когда Гаркушкин и подкупленные им юристы Пестерев, Ким были арестованы и осуждены по статье УК РК «Рейдерство» за попытку захвата имущества агропромышленного комплекса ТОО «Баско» и завода ТОО «Силициум Казахстан». Зато третий адвокат из этой компании – госпожа Николаева продолжает благополучно работать по профессии в сфере бизнеса. И, по слухам, ее услуги весьма востребованы.

После ареста Александра Сутягинского имущество бизнесмена начало переходить в другие руки с потрясающей быстротой. Всего через 3 дня после его задержания и проведенного обыска, дом его сына был переписан по доверенности на другого свидетеля обвинения некоего А.А. Удода.

Из материалов дела: «12.10.2012 года Пестерев А.С. из корыстных побуждений путем обмана и злоупотребления доверием переоформил на Удода А.А. загородный дом с земельным участком…, принадлежащий Сутягинскому Е.А.». Автомобиль Сутягинского тоже уехал в направлении свидетеля обвинения Андриевского. Но, в конечном итоге, больше всех поживился сам «жертва покушения» Михаил Гаркушкин – он умудрился выкупить за 1 тенге (!) долю Александра Сутягинского в ТОО «Баско», которая была конфискована по приговору суда, но почему-то не отошла государству, как того требует закон. Речь шла об имуществе, стоимостью в миллионы долларов.

Апелляция и эпизод с кассацией

Планы рейдеров подкосило решение апелляционной инстанции. Нестыковки обвинения не ускользнули от внимания добросовестной судьи Кульпаш Утемисовой. И она, действительно, попыталась разобраться во всех нюансах дела. Но на нее оказывалось беспрецедентное давление со стороны лиц, вмешавшихся в правосудие. Утемисова изменила приговор, и в августе 2013 года осудила Сутягинского, но уже условно, тем самым дав ему возможность продолжить борьбу за свое честное имя, оставаясь на свободе. Если и до этого в деле Сутягинского все было похоже на ненаучную фантастику, то после решения суда апелляционной инстанции начинается нечто в жанре казахстанского фэнтэзи.

Собственно материалы расследования, газеты «Версия», начатого еще в 2012 году, раз за разом подтверждают, что дело против Александра Сутягинского было сфабриковано от начала и до конца.

Но есть еще один очень показательный эпизод. Что же происходит после того как судья Утемисова оглашает свое половинчатое, но, как выясняется, шокирующее решение по делу Сутягинского? Он выходит на свободу, но его тут же объявляют в розыск. На тот момент времени законные основания сделать никто не имел. По закону Александр Сутягинский был свободен. Судья Утемисова в тот момент являлась «хозяйкой» правовой ситуации: после оглашения своего решения ей по закону полагалось достаточное время, чтобы прописать полный судебный акт. Но дело у нее фактически вырвали в кассацию, в нарушение всех норм и принципов правосудия, чем лишили Александра Сутягинского права на справедливый суд.

Теперь стало известно из имеющихся документов, что кассация пересмотрела дела Сутягинского молниеносно – без его участия и без его адвокатов, которых известили о начале слушаний в 15:00, а фактически начали рассматривать дело утром – в 10:00 19 августа 2013 года. Соответственно, адвокаты просто не знали об изменении времени процесса.

Но, как ни странно, адвокат откуда-то появился, и это еще один любопытный момент. Дело в том, что Сутягинский этого адвоката не приглашал и никогда в глаза не видел. Как ни странно, «неизвестного» адвоката в дело пригласила судья Федотова. Оценку этому странному обстоятельству дал Президиум Алматинской коллегии адвокатов, признав поступок адвоката Кубегенова М.М. серьезным дисциплинарным проступком, исключив его из Алматинской городской коллегии адвокатов. Текст этого постановления не требует дополнительных комментариев:

Будет ли оттепель в Казахстане: приговор за оговор

Будет ли оттепель в Казахстане: приговор за оговор

Будет ли оттепель в Казахстане: приговор за оговор

Будет ли оттепель в Казахстане: приговор за оговор

Будет ли оттепель в Казахстане: приговор за оговор

Будет ли оттепель в Казахстане: приговор за оговор

Будет ли оттепель в Казахстане: приговор за оговор
Будет ли оттепель в Казахстане: приговор за оговор

Адвокат предоставил ордер на участие в деле и был допущен к процессу. Как стало известно из Постановления Президиума Алматинской городской коллегии адвокатов от 06.02.2014 года, адвокат Кубегенов М.М. предъявил сфальсифицированный ордер и не имел никаких оснований принимать участие в деле Сутягинского, фактически лишив его законного права на защиту и справедливое судебное разбирательство («Конвенция о защите прав человека и основных свобод», ст.6).

В такой обстановке – фактически не исследовав материалы дела, с подставным адвокатом – Кассационная судебная коллегия Алматинского городского суда в составе председательствующего – председателя коллегии Таймерденова М.Т., судей Малыбаевой З.О. и Карымсаковой С.О. смогла в кратчайшие сроки исследовать обстоятельства дела и родить документ под названием «Постановление кассационной судебной коллегии от 19.08.2013 года».

Будет ли оттепель в Казахстане: приговор за оговор

Коллегия пришла к выводу, что Сутягинский для совершения преступления получил кредит в сумме 120 000 долларов США в российском банке. Но в деле нет никаких указаний на кредитный договор, на его номер, дату и реквизиты. К тому же, сам омский «ПлюсБанк» отрицает выдачу каких-либо наличных денег Сутягинскому в указанный период. Вот, справка об этом из материалов дела:

Будет ли оттепель в Казахстане: приговор за оговор

Коллегия также утверждает, что принадлежность голосов Сутягинского и Андриевского установлена конкретным заключением экспертизы № 9491/55 от 19.12.2012 года. Журналисты проверили данное утверждение по тексту экспертизы и обнаружили, что выводов о принадлежности голосов в данном заключении нет. Вопрос об этом даже не ставился. Более того, у Александра Сутягинского никогда не брали образцы голоса для сравнительного исследования, а доказательства обратного в материалах дела просто отсутствуют. Маленькая ложь в тексте рождает большое недоверие к судебному акту в целом. В итоге кассационная коллегия, не вникнув глубоко в суть дела, оставляет в силе приговор суда первой инстанции.

Вместо послесловия

«Исследование обстоятельств» в деле Александра Сутягинского было настолько поверхностным и ангажированным, что дает полное основание для пересмотра приговора. При рассмотрении дела бизнесмена Сутягинского были нарушены многочисленные статьи УПК Казахстана, в том числе, ст. 436, которая предусматривает отмену приговора во всяком случае, если было нарушено право подсудимого на защиту, что в данном деле очевидно.

Председатель Верховного суда Казахстана Жакип Асанов объявил 2019 год годом качества правосудия. Началась чистка судейского корпуса и пересмотр резонансных дел. Это можно только приветствовать. Получится ли Казахстану избавиться от судей, которые являются прямыми соучастниками преступлений? На это хотелось бы надеяться, время покажет. Но судья Мейрамбек Таймерденов, вынесший приговор Александру Сутягинскому, недавно стал председателем коллегии Верховного суда Республики Казахстан. Очевидно, это назначение должно значительно повысить качество казахстанского правосудия.

Будет ли оттепель в Казахстане: приговор за оговор

Судя по развитию событий, ответ на вопрос: было ли дело Александра Сутягинского умышленно сфабрикованным с целью захвата его собственности – очевиден. Имел ли Александр Сутягинский возможность защищаться? Нет! Был ли обвинительный приговор по делу Александра Сутягинского законным? Нет! Подлежит ли Александр Сутягинский оправданию и реабилитации? Безусловно – да!