Был ли хоть какой-то смысл в карикатурном захвате?

1

Был ли хоть какой-то смысл в карикатурном захвате?
Минувшая суббота в Армении была безнадежно испорчена сторонниками продолжающего уличные акции главы партии «Гражданский договор» Никола Пашиняна. День был омрачен в результате прорыва в Дом радио – один из символов столицы – около 100 оппозиционеров, которые ворвались в студию вещания Первой программы Общественного радио Армении, требуя предоставить прямой эфир.

В РЕЗУЛЬТАТЕ ВПЕРВЫЕ НЕ ТОЛЬКО В ИСТОРИИ НЕЗАВИСИМОЙ, НО И СОВЕТСКОЙ АРМЕНИИ в эфирное время прекратило вещание главное радио республики: не решившись на силовое выдворение оппозиционеров из здания, власти просто обесточили Дом радио.

Главный вопрос, который встает по следам субботних событий: был ли хоть какой-либо политический смысл в шаге Никола Пашиняна и его соратников? И элементарная логика подсказывает, что смысла не было.

Во всех странах оранжевые или оные революционеры всегда пытаются захватить телерадиоцентр столицы, что, несмотря на интернет и все остальное, действительно и в наши дни является принципиальным шагом в процессе силового взятия власти. Так было в Белграде в 2000-м при инспирированном Западом свержении Милошевича, так будет везде. Но какой смысл делать нечто подобное, если на улице нет не только так называемой критической массы, но и твои акции пока собирают пару тысяч человек? К Дому радио во времена независимости приводили своих сторонников все оппозиционные лидеры: Вазген Манукян в 1996-м, Степан Демирчян – в 2003-м, Левон Тер-Петросян – в 2008-м, Раффи Ованнисян – в 2013-м. Стратегический объект в периоды внутриполитического обострения защищали внутренние войска, БТР, на штурм же никто не решался. И это здание окружали, требуя предоставить эфир оппозиции, десятки тысяч ее сторонников. Сейчас же Никол Пашинян, которому явно не дают покоя лавры главного оппозиционера, изначально пошел на обреченный на неудачу шаг, скорее похожий на провокацию. Ведь было понятно, что на улицах Еревана не протестует то число противников власти, которое может диктовать ей свои условия.

Абсурдны и сами требования Никола Пашиняна. Будучи уверенным в том, что группе его сторонников не дадут дойти до телецентра и телевышки на норкской возвышенности, глава «Гражданского договора» решил прорываться в здание государственной радиокомпании, вес которой на радиорынке за последние полтора десятилетия резко снизился.

Для кого является секретом, что Общественное радио Армении сейчас далеко не единственное в республике? Более чем очевидно, что ОРА – лишь одна из 20 радиостанций, вещающих в столице, причем именно в Ереване у нее в процентном соотношении самая небольшая аудитория из-за наличия значительно более широкой альтернативы, чем в отдаленных регионах. Так что полагать, что услышавшему в эфире Общественного радио призыв отправиться на вечерний митинг протестному электорату померещится начало переворота, более чем наивно. Не говоря о том, что информационная программа «Радиолур» («Радиовести»), в отличие от Общественного телевидения, годами освещает акции оппозиции более чем подробно.

ОКОНЧАТЕЛЬНО ИСПОРТИЛА ПОЛИТИЧЕСКУЮ КАРТИНУ ПАШИНЯНУ ЗАМДИРЕКТОРА ОБЩЕСТВЕННОГО РАДИО ЛИЛИТ ТУМАНЯН, пригласив его в вечерний прямой эфир политического ток-шоу «Статус-кво». Прекрасно понимая тяжесть своего положения, Пашинян тем не менее продолжил играть на публику, отказался от предложения и вновь стал требовать прямого эфира сию же минуту.

Также нельзя не заметить, что провинциальная смекалка стала подводить депутата парламента все чаще и все основательнее. Не сумев возразить ничего внятного, он даже не сообразил сказать, что выдвигает требования перед Советом Общественной телерадиокомпании относительно необъективной работы ОТВ. Дело в том, что эта структура заседает именно в Доме радио, а не в телецентре. Так можно было бы попытаться придать акции новый смысл и сохранить лицо. Хотя и это было бы делом безнадежным, поскольку совет компании по выходным не работает.

В итоге получилась доведенная до абсурда бессмысленная пиар-акция сугубо провокационного характера, очевидно не последняя. Прикрываясь депутатской неприкосновенностью, Пашинян в свойственной ему истерической манере на этот раз заставил впасть в растерянность полицейских, охранявших здание. Власти же, явно не ожидавшие этой бессмысленной попытки прорыва и не усилившие охрану объекта, не пошли на еще более бессмысленное обострение. Можно было бы сказать, что по сути ничего особенного и не произошло. Если бы не одно НО: создан опасный прецедент, крайне нежелательный для страны, находящейся в полувоенном положении. Причем этот прецедент ничего не дает и тем, кто выступает против властей, в том числе и Николу Пашиняну. Только вот понимает ли он это – сказать трудно.