Когда ждать третью мировую?

5

Когда ждать третью мировую?
Американский математик Аарон Клаузет (Колорадский университет) назвал сроки начала третьей мировой войны — она случится до 2150 года. Как считал? Проанализировал данные о вооруженных столкновениях между государствами с 1832 по 2003 годы и пришел к заключению, что периоды мирного существования и войн чередуются. Что в общем-то понятно и без математики.

Расчеты Аарона Клаузета интересны, скорее, тем, что говорят: «Послевоенная картина мира должна была бы выдержать хотя бы еще сто-сто сорок лет, чтобы стать статистически значимой тенденцией». Весь вопрос в том — выдержит ли?

НЕ ТАК ДАВНО «СТАТИСТИЧЕСКИ ЗНАЧИМЫЙ» МОМЕНТ БЫЛ ОБНАРУЖЕН в небе штата Индиана, куда подняли самолет «судного дня» — «Боинг» для президента Трампа, министра обороны и еще нескольких лиц высшего военного руководства США. Лайнер стартует в небо в случае начала ядерной войны, если наземные структуры управления либо разрушены, либо серьезно повреждены. В таком случае самолет, которому не обойтись без заправки в воздухе, может находиться в нем целую неделю. Что будет с «Боингом» и его пассажирами на восьмой день, не объясняется. Как бы там ни получилось, хорошо бы, чтоб войны не было.

Как начинаются войны? 28 июня 1914 года в Сараево сербский террорист Гаврило Принцип убил наследника австро-венгерского престола эрцгерцога Франца Фердинанда, и это убийство стало поводом к началу Первой мировой войны. Вторую мировую спровоцировало инсценированное нападение Польши на немецкую радиостанцию в Гляйвице. Для третьей вполне сгодится Сирия — было бы желание.

Желание если не начать, то напугать, кажется, есть. Правда, как и многое в политике Трампа, переменчивое. Вчера говорил: «Готовься, Россия, они прилетят. Они будут хорошие, новые и «умные!» На следующий день: «Я никогда не говорил, когда произойдет ракетный удар по Сирии. Может быть, очень скоро, а возможно, совсем не скоро».

Зачем так? Чтобы, подчеркивая свою значимость, держать в напряжении мир. А пока «хорошие и умные» стоят на запасном пути, госпожа Мэй заявляет из Лондона о своей готовности присоединиться к военным действиям против Сирии. Из-за чего, прервав пасхальные каникулы, срочно созывает совещание кабинета министров и отдает приказ направить британские подлодки на расстояние ракетного удара по Сирии.

О готовности поддержать патрона дружно заявили и другие союзники Америки по принуждению России к признанию своей третьестепенности на политической карте мира. Овцам бессмысленно принимать резолюцию в пользу вегетарианства, если волки придерживаются иного мнения. Решил Вашингтон надавить на Москву экономически — давят все.

РУБЛЬ ПАДАЕТ, ДОЛЛАР С ЕВРО УСТРЕМЛЯЮТСЯ ВВЫСЬ, НО, СТРАННОЕ ДЕЛО, денег в российской казне становится не меньше, а больше. Америка пугает новыми ракетными ударами по Сирии, это может создать проблемы с поставками нефти из региона, между тем цена на «черное золото» пошла вверх. А это значит — будет больше денег на зарплаты, модернизацию вооружения, что позволит Москве лучше ответить на «умные ракеты», обещанные Трампом, резюмирует Bloomberg.

…Так будет война или нет? Математик из Колорадо отвечает: «Если мой прогноз окажется ошибочным, значит, человечество достигло «нового мышления» и способно решать проблемы мирными путями». Хорошо бы так. Правда, «новое мышление» в связке с автором советской перестройки рождает пугающие ассоциации, но Аарон Клаузет, скорее всего, Горбачева не помнит — помним мы.

Как считают в Российском институте стратегических исследований, расчеты американца имеют мало общего с реальностью. Особенно у той части людей (автор относит себя к ним), «которая испытывает такое отвращение к математике, что даже не пытается в ней разобраться, а если на них давят — например, официант стоит над душой и нетерпеливо переминается с ноги на ногу, пока ты пытаешься высчитать чаевые, — они просто паникуют».

Утешить может разве что Эйнштейн. «Не переживай из-за своих проблем с математикой. Поверь, мои — намного серьезнее», — говорил великий ученый во времена, когда возможность или невозможность войн определялась несколько иначе.