Начальник колонии №3: «Впервые оступился и теперь раскаиваюсь»

0

Во вторник, 4 сентября, в Самарском областном суде рассматривали апелляционную жалобу на арест бывшего начальника новокуйбышевской ИК №3 Андрея Гурьянова, которого задержали с поличным 22 августа по месту службы.


        Начальник колонии №3: "Впервые оступился и теперь раскаиваюсь"

Следственные органы возбудили против него уголовное дело по статье «Получение взятки» и решением Самарского райсуда его отправили под стражу.

Напомним, 52-летнего Гурьянова обвиняют в том, что он получил от родственника осужденного 300 тыс. руб. за УДО. В возглавляемой им ранее мужской колонии строгого режима содержатся впервые осужденные за тяжкие и особо тяжкие преступления.

Защита просила отпустить Гурьянова под домашний арест, ссылаясь на то, что у него есть хронические заболевания, он никуда не сбежит, так как на иждивении у него 78-летний отец-инвалид, и что полковник внутренней службы еще до возбуждения дела написал явку с повинной и стремился способствовать расследованию.

«Я 23 года безупречно служил в системе исполнения наказания, — сообщил арестованный суду. — Семь лет руководил одной колонией, девять лет — другой. В первый раз оступился и теперь раскаиваюсь в этом. Уже написал рапорт на увольнение и поэтому никаким способом не смогу препятствовать установлению истины по делу».

Однако между сторонами процесса существует разногласия по поводу квалификации действий полковника.

«Если бы начальник колонии непосредственно принимал решение об условно-досрочном освобождении, тогда полученные им деньги считались бы взяткой, — пояснил адвокат Дмитрий Курмаев. — А выход из колонии раньше срока, назначенного приговором, возможен только по решению суда».

По словам адвоката, в аудиозаписях переговоров между Гурьяновым и Карапетяном четко слышно, что полковник ведет речь именно об УДО, а это уже мошенничество, то есть завладение деньгами путем обмана.

Защита бьется за переквалификацию, так как осуждение за мошенничество не влечет лишение Гурьянова звания и ведомственной пенсии и наказание ему будет более мягким, чем за взятку.

Федеральный судья Ксения Мельникова отказала в удовлетворении жалобы, и полковник останется под стражей до 22 октября.