Турок бьют в Северном Ираке, а иракские шииты угрожают США

Турок бьют в Северном Ираке, а иракские шииты угрожают США
Эскалация напряженности в Сирии, спровоцированная дезинформацией о химической атаке в Восточной Гуте и новыми «порциями» антироссийских (и антииранских) санкций, отвлекает внимание наблюдателей от того, что происходит в курдонаселенных регионах Ирака и Турции. Так, Евросоюз продлил еще на год санкции против Ирана, введенные в 2011 г. по поводу якобы нарушений прав человека в этой стране. Санкции распространяются на 82 человека и одну организацию в Иране.

Всем фигурантам санкционного списка запрещен въезд на территорию ЕС, а их финансовые активы подлежат замораживанию. Тегеран держит паузу, оценок нет, и понятно — почему: во всех предыдущих случаях «санкций за права человека» официальные представители Ирана не раз заявляли, что обвинения западных стран в отношении якобы нарушений прав человека в Исламской Республике, являются надуманными, предвзятыми и преувеличенными. Так что и сейчас ожидается именно такая реакция Тегерана.

При этом «почему-то», если ситуация с правами человека в той же Турции внушает опасения, то Запад не торопится обложить Анкару санкциями за «нарушения прав человека». Турки оккупируют ряд населенных пунктов и местностей в Северной Сирии и уже внаглую формируют в оккупированном Африне некий «местный совет» из колаборационистов. Турки пропагандистски подчеркивают, что, мол, это 11 курдов, 8 арабов и 1 туркмен. Допустим — ну как же с правами человека и где представительство местных христиан и шиитов? И насколько соответствует тому же западному восприятию прав человека то обстоятельство, что формирование оккупационной «администрации» происходит в условиях, когда около 200 тысяч местного населения бежало, а их дома и имущество разграблены?..

Вопрос о нарушениях прав человека, допускающихся Турцией в самой Турции, а также на землях вне Турции, подпавших под турецкую оккупацию, видимо, никого в мире не интересует. Кроме, разумеется, тех стран, чьи территории оккупируют или собираются захватить турки. А ведь ситуация «на заднем плане» Сирийской войны начинает обостряться. Достаточно было просочиться информации, что диалог между центральным правительством Ирака и действующей администрацией Курдского регионального правительства (KRG) проявляет тенденцию к прогрессу, как из Анкары возобновились угрозы оккупировать практически весь Северный Ирак. Прогресс на переговорах Багдада с Эрбилем 11 апреля приветствовал даже представитель посольства США в Ираке Дуглас Саллиман во время переговоров с премьер-министром KRG Нечирваном Барзани. Но это не помешало Турции приступить к новой волне давления и на Багдад, и на Эрбиль.

Исследование сути турецких заявлений наталкивает на версию, что Анкара угрожает оккупировать не только езидский Синджар (Шангал), но и даже Мосул и Киркук. При этом турки направляют в Эрбиль делегацию турецкой так называемой прокурдской «Социалистической партии Курдистана», которую возглавлял некий Месут Тек. Что он в реальности обсуждал с экс-президентом Масудом Барзани, который продолжает позиционировать себя как лидера всех иракских курдов, — не беремся фантазировать. Но есть косвенные факты, по которым можно вполне представить, что турки приказали клану Барзани ни во что не вмешиваться и не мешать будущим военным акциям Турции в Северном Ираке.

Активизация турок на иракском направлении и «кураторство» США над этим процессом обеспокоили, в первую очередь, те шиитские круги в Багдаде, которые изначально, даже во время абсолютной оккупации Ирака англо-американскими войсками, поднимали народ на восстания против оккупантов. Хотя, казалось бы, свержение и казнь Саддама Хусейна, инспирированные англо-американцами, должны были породить в иракских шиитах исключительно плаксивую благодарность. Но когда в Багдаде и Басре начинает выступать с резкими заявлениями предводитель шиитской полувоенной организации «Армия Махди», шейх Муктада ас-Садр, то надо понимать, что ситуация крайне угрожающая. Ведь помимо него, в Ираке среди шиитов лишь великий аятолла Ас-Систани пользуется непререкаемым авторитетом.

Пару слов о Муктаде и его роде: он четвертый сын знаменитого иракского шиитского лидера Мохаммеда Садека ас-Садра, верховного лидера шиитов Ирака. Выходец из уважаемого в иракской шиитской общине рода. И отец, и дядя Муктады носили почетный титул «Великого аятоллы». Будучи крупным теологом, Мохаммед Садек ас-Садр был также и небедным человеком, поскольку контролировал сбор пожертвований и организацию паломничества шиитов в Эн-Наджаф и Кербелу. Отец и два брата Муктады были зверски убиты в феврале 1999 г. в Эн-Наджафе, оплоте рода ас-Садров. Ранее, в 1980-м, был убит дядя Муктады — Великий аятолла Мохаммед Бакир ас-Садр, который выступал за создание в Ираке исламского государства по примеру Ирана. В 1980-м, когда началась ирано-иракская война, за поддержку иранского лидера аятоллы Хомейни он был замучен в саддамовских застенках. Сам Муктада остался жив, но попал в тюрьму. В итоге, не имея исламского образования, позволявшего бы ему лично заниматься толкованием Корана, он пользовался богословскими советами аятоллы Казема аль-Хаэри, иранца, проживающего в изгнании в Ираке. По мнению наблюдателей, Муктада ас-Садр стремится к созданию в Ираке исламской теократии, хотя сам ас-Садр называет это «исламской демократией». И неудивительно, что в итоге Муктада стал принимаем в Иране и, одновременно, оккупанты начали его воспринимать как проиранского деятеля.

В октябре 2003-го сторонники ас-Садра пытались установить контроль над шиитскими святынями в Кербеле, что привело к столкновениям между вооруженными отрядами ас-Садра («Армия Махди») и аятоллы аль-Систани («Армия Бадр»), который призывал не сопротивляться англо-американским оккупантам. Конфликт привел к многочисленным жертвам и поражению ас-Садра. А всемирную известность он приобрел в апреле 2004-го, когда руководимые им ополченцы подняли восстание против международных оккупационных сил в священном шиитском городе Эн-Наджаф.

Глава временной администрации американец Пол Бремер в то время даже объявил ас-Садра вне закона. В конце марта 2004-го оккупационная временная администрация закрыла его газету al-Hawzah за «дезинформацию, разжигание ненависти к США и призывы к насилию». Затем оккупационные власти арестовали одного из его ближайших помощников Мустафу Такуби. И была война… В ходе двухмесячных боев вооруженные формирования Муктады нанесли оккупантам серьезный урон и вынудили их подписать соглашение о перемирии. В результате под негласный контроль «Армии Махди» перешли целые районы страны, включая Эн-Наджаф и шиитские районы столицы, а шейх приобрел статус реальной политической силы. «Армия Махди» получила передышку, а американское командование рассчитывало, что передача власти гражданскому иракскому правительству снизит накал страстей. Но затем спецслужбы США попытались физически ликвидировать ас-Садра, и это привело к еще одному восстанию. И лишь из-за аятоллы аль-Систани удалось погасить восстание, а Муктаду «оставили в покое» и были вынуждены терпеть.

5 мая 2009 года СМИ сообщили, что после двухлетнего обучения в Куме Муктада стал великим аятоллой. 5 января 2011 г. ас-Садр вернулся в Эд-Наджаф, дабы и дальше принимать участие в политической жизни Ирака. 8 января, во время митинга в Эн-Наджафе, он призвал к мирному сопротивлению без оружия теми, кому не дано права его носить. Но эпопея с «Исламским государством» (ИГ) привела к тому, что роль и значение его «Армии Махди», как и «Армии Бадр», ставших костяком всеиракского ополчения «Аль-Хашд аш-Шааби», резко возросли. Усилились и позиции ас-Садра, как и его связи и сотрудничество с иранцами.

И именно этот человек 8 апреля, казалось бы, «на ровном месте», заявил: «Только иракские силы безопасности должны контролировать спорные территории страны, никаких других сил. Иракская армия должна защищать каждый дюйм страны, федеральные силы должны быть развернуты и в Курдистане». Оказывается, турки и американцы прессинговали иракского премьер-министра Хейдара аль-Абади, заставляя его согласиться… на «передислокацию курдских войск пешмерга в спорную провинцию Киркук». Спрашивается — зачем, если не для того, чтобы через энное время Турция, пользуясь поводом («курды в Киркуке»), не начала бы карательную операцию в Северном Ираке и не попыталась бы оккупировать Киркук и всю провинцию?

Сейчас Киркук контролируется именно формированиями «Армии Махди» и «Армии Бадр». Все это развертывалось на фоне сообщений местных СМИ о том, что якобы «иракские и курдские официальные лица при посредничестве США достигли соглашения о передислокации пешмерга в спорные районы, откуда они были вытеснены в ответ на успешный референдум о независимости Иракского Курдистана». Но после заявлений ас-Садра сами же курды KRG отказались что-либо подтверждать.

Важный нюанс — начиная с 5 апреля, турки наносили ракетные и артиллерийские удары по пограничным районам Иракского Курдистана, якобы, «преследуя боевиков Курдской рабочей партии» (т.е. PKK). Глава администрации района Сидакан провинции Эрбиль Ихсан Чалаби сообщил, что обстрел затронул районы вокруг сел Лилкан, Кандагали, Халифан и Гора-Шеран. Чиновник подтвердил, что из-за частых турецких бомбардировок некоторые граждане уже покинули свои дома и переехали в более безопасные районы. И какая-то часть беженцев как бы «невзначай» выезжала именно в провинцию Киркук.

После всей этой заминки, возникшей после заявлений ас-Садра, внезапно президент США Дональд Трамп звонит иракскому премьеру аль-Абади. Стороны обсудили события в Ираке и Сирии, сообщалось в отчете Белого дома: «Разговор также коснулся сообщений о химической атаке на гражданских лиц в Сирии, совершенной сирийским режимом. Лидеры также обсудили ускорение кампании по уничтожению остатков ИГ и необходимость совместной работы для противодействия другим угрозам в регионе».

Итак, Трамп продолжил и даже удвоил давление на Ирак, видимо, убеждая не только вернуть клану Барзани Киркук, но и принять участие в шельмовании Сирии, а также Ирана и России, раз уж обсуждали «химическую атаку». И что и в каком тоне отвечал аль-Абади — можно только догадываться. Но 10 апреля на своей еженедельной пресс-конференции он заявил, что конституция Ирака не позволяет вооруженным группам использовать свои территории для нападения на соседние страны, и потребовал: «Турецкая PKK должна вывести всех своих бойцов из езидского района Синджар, поскольку никакие иностранные вооруженные группы, кроме национальной армии, не могут присутствовать в стране. Если PKK хочет остаться в Ираке в качестве беженцев, тогда у нас не будет никаких проблем, так как это гуманитарный вопрос, но мы не разрешаем им перевозить оружие».

Во время этой же пресс-конференции аль-Абади также опроверг сообщения о том, что турецкие вооруженные силы вошли на северные иракские территории, и из этого стало понятно, что вокруг курдов и езидов Северного Ирака, США и Турция ведут не меньший шантажистский торг, чем по тем же вопросам — в Северной Сирии. Вот, к примеру, что на днях сообщали из Африна — турки под угрозой смерти заставляют местных езидов переходить в ислам. А Запад молчит — не звучит ни одного обвинения в нарушениях прав человека со стороны турецких оккупационных сил, не звучит призывов обложить Турцию санкциями и т.д.

Проблема в том, что вокруг темы о Северном Ираке лицемерят почти все — и американцы, и турки, и местные курды. Тот же аль-Абади, когда проводил свою пресс-конференцию, не мог не знать, что PKK объявила о выводе своих бойцов из Синджара еще несколько недель назад, после того, как президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган пригрозил преследовать PKK, в какой бы стране она не находились. Сегодня не юлят и не лицемерят только, образно говоря, «неформальные» шиитские лидеры. Причем осторожный аятолла аль-Систани молчит, а говорит резкости исключительно Муктада ас-Садр. 9 апреля он призвал правительство своей страны противостоять вторжению турецких войск на северные иракские территории, и заодно поставил под сомнение состоятельность шиитского же правительства в Багдаде.

«Иракское правительство должно сдерживать любое продвижение Турции на территорию Ирака. Что касается авиаударов Турции по предполагаемым базам PKK в горных районах Кандиль, между Багдадом и Анкарой не было достигнуто согласия по этому вопросу. Говорят, что это находится в координации с правительством Ирака, а я так не думаю», — подчеркнул вечно мятежный шейх.

Трудно вспомнить еще хоть одного деятеля в Ираке, да и на Ближнем Востоке (не считая сирийских и иранских деятелей), кто так жестко отзывался бы об агрессивных амбициях Анкары в регионе. Но ас-Садр не останавливается на этом — раз уж Трамп «впаривал» премьеру аль-Абади вопрос о «химической атаке в Сирии», то шиитский лидер Ирака реагирует и тоже жестко: «Мы не останемся равнодушными, если наши священные ценности будут подвергнуты угрозе. Мы будем реагировать, если США атакуют Сирию». То есть, ас-Садр и руководимая им «Армия Махди», то есть — считаем, все командование и политическое руководство ополченцев «Аль-Хашд аш-Шааби», намерены одновременно организовать фронты противостояния и Турции, и США.

Предлагаем поверить Муктаде ас-Садру — фактическому победителю над англо-американскими оккупационными войсками в Ираке в 2004 г. Как и предлагаем учесть, что пока его бойцы стоят в тех же Мосуле и Киркуке, туркам будет гарантирована активнейшая оборона, как минимум — это же не сирийские курды под кураторством США и Израиля, чтобы без боя отступать и сдавать города Турции и протурецким террористам.

Шиитам из «Армии Махди» и «Армии Бадр» на руку сыграет и то, что отступившие из Синджара боевые подразделения пешмерга партии PKK, передислоцировавшись вплотную к границам Турции, тут же приступили к боевым операциям против турок. Курдские источники выдвигают предположения, что партизаны PKK явно стремятся прорваться в Турцию — видимо, на помощь тем бойцам партии, которые ведут бои в илах Хаккяри, Битлис и Диярбекир.

По данным пресс-центра «Народных сил обороны» (HPG), военного крыла PKK, распространенным 13 апреля, 10 турецких солдат были убиты 10 апреля в районе Сидакан на северо-западе провинции Эрбиль. «Утром 11 апреля наши силы совершили атаку на вторгшихся турецких солдат, пытающихся спуститься на холм Леликан. 5 солдат были убиты, а еще 6 получили ранения. В нашем заявлении от 11 апреля мы объявили, что в тот день в 09:30 наши силы провели акцию против вражеских частей на холме Леликан. Согласно новой информации, 4 человека были убиты и еще 5 ранены во время взрывов в этой атаке. 12 апреля в 08:00 наши силы провели акцию против вторгшейся турецкой армии на холме Леликан… Позициям врага нанесен сильный ущерб, а число жертв не установлено», сообщает военное крыло РКК.

Если предположить, что это сообщение — не бравада и не агитационная дезинформация, то курды из PKK разоблачили ложь и иракского премьера аль-Абади, и Турции. Глава правительства Ирака 10 апреля отрицал, что турки ввели войска в Северный Ирак — а партизаны PKK утверждают, что турки уже вторглись, но не закрепились, и именно в силу того, что в Сидакан из Синджара передислоцировались пешмерга партии PKK. Турки врут во всем — и в том, что их действия «скоординированы» с Багдадом, и в том, что у них повсюду успех в военных действиях с курдами. А пресс-центр HPG указывает на, в общей сложности, 19 убитых и 11 раненных турок только в течение 10−12 апреля.

Но сегодня намного больший интерес вызвал бы ответ на вопросы, связанные с заявлениями руководителя «Армии Махди» и по США, и по Турции. Известно, что еще в 2016−17 гг. подразделения «Армии Махди», как и других ополчений из состава «Аль-Хашд аш-Шааби», уже воевали даже в Сирии, а не только в Северном Ираке. Если ас-Садру удастся заручиться поддержкой «Армии Бадр», то ведь тогда зашатается умеренный шиит — премьер Ирака аль-Абади, через которого пока США и Турция осуществляют давление. Нелегко придется и клану Барзани. Смычка же с «Народными силами обороны» партии PKK не выглядит фантастикой.

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ:
Загрузка...