В выигрыше абсолютно все: и правящая партия, и конструктивная оппозиция, и радикальная оппозиция

0

В выигрыше абсолютно все: и правящая партия, и конструктивная оппозиция, и радикальная оппозиция
17 апреля парламент Армении избрал бывшего президента Сержа Саргсяна премьер-министром страны. Полномочия Саргсяна в качестве главы государства были прекращены 9-го апреля после избрания четвертого президента Армении Армена Саркисяна, который стал первым главой государства, избранным парламентом после перехода Армении в 2015 году к парламентской форме правления. Вечером 13-го апреля лидер парламентской фракции «Елк», глава партии «Гражданский договор» Никол Пашинян начал круглосуточную акцию в знак протеста против возможного премьерства Сержа Саргсяна. А 17 апреля — в день выборов парламентом председателя правительства — Пашинян объявил о начале «бархатной» революции. В беседе с агентством «Новости-Армения» политический обозреватель Арман Абовян поделился своим видением причин, которые привели к протестным акциям в Армении и о возможном развитии общественно – политической ситуации.

— Оппозиционное поле в Армении за последние дни разделилось на два серьезных лагеря, каждый из которых нельзя недооценивать. Один из них — лагерь главы партии «Гражданский договор» Никола Пашиняна, а другой — главы партии «Светлая Армения» Эдмона Марукяна, двух политических лидеров одного политического объединения “Елк”, каждый из которых выбрал свой политический путь. Пашинян, будучи опытным политиком, выбрал путь активного сопротивления, понимая уже в начале, что его действия ни к чему действенному привести не могут. Его целью является легитимизация своего статуса в поле радикальной оппозиции.

Происходящее на улицах Еревана и процесс избрания Сержа Саргсяна на должность премьер- министра — это отголоски общественного резонанса. В Армении возникла парадоксальная ситуация: судя по соцсетям и публикациям, в стране очень много недовольных находящейся у власти политической силой. Однако, те, кто буквально еще недавно критиковал власти, на выборах отдает ей свой голос.

Пашинян постарался закрепиться в этом поле, создав альтернативу оппозиционной мысли, и дав народу возможность выбора между Марукяном и собой. Никто из оппозиционных лидеров не сомневался в правовой процедуре утверждения премьер- министра, но оба сделали свой политический выбор.

— На моей памяти о начале революции объявляли разные политические силы. Говорить о ней легко, но не легко ее начать. Пашинян по старинке заявил о начале революции, что естественно. Технологии «бархатных» революций прописаны, апробированы и откатывались не только на постсоветском пространстве, но и в Югославии, Венесуэле, Грузии и Украине. Суть «бархатной» революции заключается в том, чтобы определенными шагами и методами стимулировать то недовольство населения, которое приводит к смене власти. Альтернативой является переворот.

Но любая революция подразумевает море крови и большие риски. В любой стране, в том числе и в Армении, есть предпосылки для «бархатной» революции. Другой вопрос – насколько эти предпосылки реальны.

Естественно, вероятность революции тем выше, чем сильнее недовольство населения. Но уникальность Армении заключается в том, что протестный электорат в эти дни не вышел на улицу, хотя Пашинян сделал все возможное для этого. Более того, на сегодняшний день и протестующие, и власти ведут себя относительно вменяемо.

Вменяемость властей заключается в том, что жестких массовых разгонов демонстраций пока не было, а вменяемость протестующих — в том, что их действия не носят агрессивный характер, не считая нескольких незначительных инцидентов.

Думаю, что в ближайшее время Пашинян попытается увеличить определенное давление на власти, лавируя на тонкой грани вхождения в правовое пространство, что создаст патовую ситуацию для властей.

С одной стороны, власти любой демократической страны не могут ограничивать право людей на протест, но с другой — любой протест находится в административно – правовом поле, что дает властям возможность найти правовое нарушение.

Власти до сегодняшнего дня не заявляли о нарушениях, были только предупреждения полиции и задержания. Здесь явные признаки “Белградского парадокса”, когда заключенное по конституции право на протест вошло в противоречие с уголовно – административным кодексом. Главное, чтобы ни власти, ни оппозиция не утратили контроль над ситуацией и не допустили влияния деструктивных элементов с обеих сторон.

— Об “армянском майдане” говорят только некоторые российские масс-медиа. Однако, по сути, Россия провалила информационную политику в Армении. У меня такое ощущение, что процессы, происходящие в информационном поле Армении, Россию интересуют исключительно в виде неких отчетов. Провалом их информационной политики является то, что любое движение на армянском оппозиционном поле сразу обозначается «майданом» и воспринимается негативно. Уже стало симптоматичным, когда российские СМИ, не разобравшись в ситуации в результате неграмотной информационной политики, начинают клеить ярлыки, что создает эффект отторжения у среднестатистического армянского обывателя. Российские журналисты должны работать в Армении именно с проармянскими силами, как это талантливо делают их западные коллеги.

— Странно, когда говорится о деидеологизации общества при парламентской форме правления, тем более, что любая партия основывается на идеологии. Понятно, что партия приходит к власти со своей идеологией, нашедшей поддержку у большинства населения. В любой демократической стране главенствует надпартийная национальная идеология, которой бесспорно придерживается большинство партий.

Люди, которые во время принятия в 2015 году новой версии Конституции Армении утверждали о необходимости деидеологизации общества, наверное, не совсем четко выразили свою позицию. Не может в деидеологизированной стране априори не быть партия с крепкой идеологией, потому что люди не изберут такую партию.

— Формирование сильной оппозиции не только возможно, но и необходимо. То, что мы видим сегодня на улицах Еревана, является частью процесса формирования альтернативного взгляда на развитие страны. Но необходимо не допустить вмешательства внешних игроков на армянское политическое поле в процессе формирования этой оппозиции. Вмешиваться будут, без сомнения, а вот на каком уровне – зависит как от властей, так и от самой оппозиции.

— Мне было очень интересно наблюдать за сегодняшними процессами в Армении. Могу сказать, что в данном случае в выигрыше остаются абсолютно все: и правящая партия, которая выдвинула и проголосовала за своего кандидата, и конструктивная оппозиция, которая высказала свое мнение, объявив, что не поддерживает выдвинутого кандидата, и радикальная оппозиция, которая доказала всем, что в Армении есть потенциал людей, готовых за свои принципы выйти на улицу.

Хорошо, что мы не видим жестких проявлений подавления инакомыслия, тем более, что есть тонкая грань между инакомыслием и подавлением антигосударственных движений. Мудрость властей заключается в том, чтобы различать эту грань — где она давит инакомыслие, а где — анархию. И это лишь начало нового процесса.

В Армении после избрания премьер-министра получила старт операция «преемник», поскольку премьер-министр уже объявил, что не собирается надолго задерживаться на своем посту. А если не собирается, то, естественно, Республиканская партия будет искать ему преемника.