А куда же делись 300 тысяч военных?

1

А куда же делись 300 тысяч военных?

Как минимум десять последних лет в нашу армию вкладывали не менее 30% от всего российского бюджета. От нефти и газа. При том, что в Европе эта цифра — в районе 2%. В США — чуть больше 10%.

Кто-то, конечно, роптал, призывая тратить эти военные деньги на совершенно другое — на промышленность, медицину, людей, но 24 февраля даже тот, кто роптал, — опомнился. Не зря, казалось, шли деньги на зарплаты для нашей миллионной армии, на разработку и производство самого современного вооружения. С воодушевлением вспоминали, как нам показывали новейшие и просто прорывные технологии наших ракет.

Нашу уверенность со всех кнопок огнеметом поддерживало телевидение.

И вот пришла настоящая война. И вдруг выяснилось… а воевать-то — некому. Все те военнослужащие (из 1 миллиона 100 тысяч), получавшие свои зарплаты, вдруг оказались очень нужны на своих местах. А ведь, правда, вдруг монголы и китайцы прорвут нашу границу, а финны и прибалты пойдут «свиньей» прямо на Москву. А еще у нас есть всякие там железнодорожные войска, которые, оказывается, не приспособлены воевать.

И вместо военных потянулись в окопы штатские.

А все по тому же телевизору мы тем временем улавливали кадры о том, как наши военнослужащие искренне радуются, захватывая западное вооружение. Почему радуются, непонятно!..

Хотя самые грозные наши беспилотники оказались почему-то из Ирана.

И как-то сразу вспомнились танки «Армата», которыми так гордилось Министерство обороны и которые так обсуждали соцсети, когда один из «Армат» заглох прямо на Красной площади во время Парада . Показали их нам, между прочим, аж семь лет назад — в 2015-м. Их кто-нибудь видел на Украине?

Герой войны (для меня), замгубернатора Херсонской области Кирилл Стремоусов, сказал недавно в интервью. Сегодня, мол, было очень тяжело, на нас вышел дивизион украинских танков. 15 танков на нас шло.

Вот — серьезно? 15 танков угрожало нашим войскам в Херсонской области в то время, как этих танков у нас, с учетом тех, что стоят на консервации, — 13 тысяч?! Больше всех в мире! Нам они вообще зачем? Чтобы — были? Чтобы 15 танков угрожали нашей группировке в Херсонской области?

А когда со всех утюгов полилась информация о том, что наши мобилизованные солдаты сами себе закупают обмундирование — вообще телевизор смотреть не хотелось. Потом всей страной искали, куда же пропали компленты белья.

Министерство культуры отличилось пока лишь тем, что ее министр вел никчемные и никому ненужные переговоры на начальном этапе военной операции. Хотя, например, во время Великой Отечественной войны уже через полтора года после ее начала на экраны наших «кинотеатров» вышел фильм «Два бойца».  И это — только становившийся на ноги советский кинематограф…

Более того, громкую октябрьскую премьеру «Сердце Пармы» иначе как вредительством и назвать не могу. В нем армия московитов представлена главными злодеями. В красных мундирах — будущих стрелецких, с новым мощным вооружением московиты огнем и мечом идут приводить к повиновению пермских «туземцев». Убивают почти всех главных героев, за которых переживает зритель. И даже заключительная речь Иоанна III, которого играет Федор Бондарчук, не спасает негативное восприятие. Впервые за всю историю кинематографа желал московской армии поражения.

Это ж надо было умудриться показать этот фильм в такое время. Я понимаю, что его начали снимать, когда 24 февраля 2022-го еще не наступило, но можно же было отложить премьеру. Мы ждали патриотичного фильма, а получилось, как будто сценарий писали украинцы.

За семь месяцев военной операции пока только Пригожин снял неплохой фильм про своих вагнеровцев. Вот они — ЧВК «Вагнера» — действительно воюют потрясающе. Все у них есть, и там действительно полный порядок. Даже прожженые порохом за 8 лет боев ДНР-овцы с восхищением говорят о том, как вагнеровцы пробивают самые непробиваемые укрепления.

…Тут как-то вся страна ждала очередной Совет безопасности. Должны, мол, сказать что-то очень важное. Объявили. Что в четырех бывших областях Украины, ныне ставших российскими, объявляется военное положение… Вот эта новость…

Ничего здесь больше не хочу говорить. Кроме одного. До тех пор пока наша бюрократическая машина будет принимать законы, решения и согласования спустя месяцы или даже годы в сравнении с тем, когда это действительно необходимо — мы так и будем опаздывать с каждым своим действием. Изобретать то, что после кучи подписей и согласований становится «изобретением прошлого века». Принимать решения с обязательными шестью подписями, когда дело идет на минуты. Или смотреть — как Европа рекордными темпами заполняет свои газохранилища.

Роснано теперь вот собираются закрывать. Слишком убыточная организация. А — из-за чего? Все — из-за того же. Из-за бюрократии длиною в годы.

Большинство из вас, наверное, уже давно хотят сказать — ну и к чему весь этот бухтеж? Нам надо как никогда быть единым кулаком, а он бухтит…

А бухтеж этот к тому, чтобы быть понятым при озвучивании трех конкретных предложений — чего нам сейчас надо. Чтобы победить!

Предложение 1. Взять 300 тысяч военнослужащих из российских частей, раздать автоматы всем — в том числе майорам и полковникам,- и отправить сами знаете куда. Ведь именно к этому по идее они должны были идти всю свою жизнь. Когда принимали присягу, испытывали новое вооружение, проводили масштабные учения и получали довольствие. Родине они теперь нужны — там!

А штатских — которые не добровольцы — вернуть домой и создать из них ближайший резервный фонд.

Предложение 2. 7 тысяч танков — на Украину!

Предложение 3. Главным для нас было, и несомненно остается — сохранение жизни каждого нашего воина. Это приоритет для всех, и это никто не ставит под сомнение. Так воевать тогда надо в первую очередь ракетами, которыми мы так гордились все это десятилетие. Шарашить их должны десятками — не только по критическим объектам инфраструктуры, но и по скоплению противника, готового пойти в атаку на наших военнослужащих.

У вас создалось впечатление, что мы шарашим этими ракетами? У меня — нет! И думаю, не делают этого только потому, что эти ракеты действительно экономят.

Так вот, тогда у меня вопрос — почему за эти семь месяцев — мы не развернули десятки таких заводов по производству всех комплектующих. Почему в Великую Отчественную войну эти заводы перевозились и строились чуть ли не в поле, а сейчас мы вынуждены экономить эти ракеты. Почему по объектам, терзающих мирное население России, не летят ежедневно десятки Калибров и Кинжалов?

Нам нужны заводы по их производству! Не пять — а двадцать пять!

Мы все — за Победу! Но каждый из нас видит что-то такое, чего, как нам кажется, не хватает для этой победы. Согласитесь, такие мысли есть у каждого. И у каждого — свои. Поэтому не судите строго, если кому-то показалось, что было очень резко…