«А петь вы нам тоже запретите?». Как Путин и Си Цзиньпин решили создать свое «Евровидение»

2

«А петь вы нам тоже запретите?». Как Путин и Си Цзиньпин решили создать свое «Евровидение»

Даже сложно понять западную логику. Сначала там активно пытаются отбирать у Москвы все и сразу, а потому начинаю плакать, топать ногами и возмущаться, когда у нас появляется что-то новая. Логика на уровне детей дошкольного возраста или ее полное отсутствие.

Что же на этот раз вызовет буйное возмущение со стороны Вашингтона и Брюсселя? О том, что там кусаются, возмущаются и кричат, что нам никак нельзя проводить собственные спортивные турниры уже слышали. Что если они возьмут и станут более успешными и интересными, чем давно не справедливая Олимпиада, как это переживут в МОК.

Но если в этом случае ЕС пытается еще приводить хоть какие-то свои аргументы против, то с творческими идеями явно будет сложнее что-то придумать. Так о чем же идет речь на этот раз?

Еще несколько лет назад такой конкурс как «Евровидение» был невероятно популярен. Как многие следили с замиранием сердца за тем, как выбирали представителя от того или иного государства, и считали это делом чести.

Само собой, что нам в этом конкурсе с недавних пор решительно запретили выступать, а несколько лет назад начали участников от страны притеснять самым черными образом. Хотя признаться откровенно, глядя на то, во что именно превратился этот формат в последний десяток лет, становилось немного страшно…

И вот теперь в Москве решили, что почему бы и нет. Что если запустить свой конкурс и название его «Интервидение». С самого начала к этому формату стали присматриваться представители огромного количества государств, и Китая в том числе. Можно сказать даже больше, потенциальных участников будет куда больше, чем на Евровидение, а значит и размах куда крупнее. И это позитивно уже на старте.

Организаторами формально считаются Первый канал и фонд «Традиции искусства». Только уже свое одобрение на проведение мероприятия дал как ВВП, так и Си Цзиньпин, а еще другие лидеры государств. Понятное дело, что организаторские способности Эрнста с командой у нас давно и высоко ценят, а учитывая сколько может присоединится стран, мероприятия может оказаться более чем любопытным.

Конечно, тут же нашлись критики и те, кто усомнился во всей этой затей и стал говорить, что наше мероприятие «Евровидению» не конкурент. Есть даже те, кто вообще пытается убеждать публику, что все это не нужно и пустая затея. Правда подавляющее большинство таких критиков никогда не скрывали свои прозападные мысли, а значит, что заметили и уже переживают.

Уже известно, что в рамках проекта представители стран будут исполнять песни на своих языках, никакого единого стандарта, а значит у людей будет шанс больше узнать о культуре других государств. Еще нет единых правил, даже принципа, по которому будет проводится голосование. Но все это не такой уж и длительный процесс.

По словам Эрнста, впервые проведут этот фестиваль уже в следующем году, и он может стать ежегодным. И самый главный момент, а именно политических ограничений и воздействия в этом конкурсе не будет. К тому же давайте читать между строк, но уж такого буйства странностей и обилия фриков, как в Европейском конкурсе, тут ждать не стоит.

Судить конкурс будет международное жюри, у него будет оргкомитет, свои правила. И конечно, никто не скрывает,что все это альтернатива погрязшему в политике «Евровидению». Понятное дело, мера эта нужная, хоть и чуточку запоздала.

Давайте говорить честно, со времен того как европейский конкурс дари миру звезд типа АББЫ прошло очень много. Теперь это скорее состязание на предмет того, в какой именно стране можно увидеть наибольшую концетрацию фриков. Теперь без слез на это действие не взглянуть и возникает лишь чувство «зачем я это смотрел» и «что это вообще было».

Если в середине пятидесятых конкурс начинался как благородная и красивая миссия, возможность увидеть новые и не очень таланты из разных стран, то почти пару десятков лет это состязание и индикатор деградации запада.

Для сравнения можно брать выступления середины шестидесятых и то, что приходилось видеть всем лет девять назад. Если длительное время мир видел нежные и смелые хиты, трогательные песни, от которых душа замирала, то после нам предлагали радоваться, глядя на бородатых «женщин».

И это норма для Европы, когда передутые и не слишком гримирующиеся мужчины становятся показателем тех культурных ценностей, которые несут в массы. А уже содержание песен, которые в последнее время звучали на «Евровидение» это и вовсе за гранью добра и зла.

Понятное дело, что весь этот процесс происходил не в один день, он был методичным, последовательным и даже пугающим. А все начиналось примерно в конце девяностых. Хотя признаться честно, у той же Даны Интернэшнл хотя бы был голос.

А во политические идеи и мотивы прослеживались в конкурсе еще ранее, уже в начале девяностых. Пару раз отдавали победу в этом конкурсе и вовсе мароккаке по происхождению, представительнице Швеции, которая каждый раз двигала идеи как плохо жить в некоторых странах СНГ, и плакала из-за УССР.

Понятное дело, что доверия к формату и уважения уже вообще нет. Вот и выходит, что если «Интервидение» сумеет не погрязнуть во всех этих пороках, то шансы у формата очень большие.

Интересное:

  • Сколько лет ещё будет Путин президентом России?
  • Два поезда столкнулись лоб в лоб в Ульяновской области
  • Какой будет зима: Зима 2023-2024 в Центральной России будет теплее привычной

Чего ожидать? Стонов, слез и волны нелепых обвинений со стороны организаторов «Евровидения». Попыток обвинить в использовании идеи и запретить проводить фестиваль. Это как минимум. А все просто потому, что там сидят и видят, что начинают медленно и уверенно скатываться, терять контроль над ситуацией и рычаги давления.