Американские запугивания выглядят предельно беспомощно

6

Американские запугивания выглядят предельно беспомощно

О влиянии беседы с Путиным на имидж Байдена, клановых войнах в США и отказе от некоторых санкций рассказал Дмитрий Дробницкий в программе Владимира Соловьёва «Полный контакт».

Соловьёв: Ну как там «борьба престолов»? Что там в жизни кланов?

Дробницкий: Я хотел сказать одну вещь по вчерашнему саммиту: то, что Соединенные Штаты в целом подошли к этому саммиту с объективно слабой позиции, вовсе не делает Джозефа Робинетта Байдена, его лично как представителя администрации и Белого дома, проигравшим или дипломатически проигравшим в ходе этого дела. Как раз для него лично, мне кажется, это большой успех во всяком случае в том, что касается его положения внутри Соединенных Штатов, его имиджа внутри Соединенных Штатов и внутри имиджа объединённого Запада. Он фактически спаситель Альянса демократии и саммита, который он собирается открывать сегодня-завтра.

Соловьёв: И от которого нам не надо ничего хорошего ждать.

Дробницкий: Его позиция как раз отличная. Несомненно, саммит демократий – это вообще отдельная вещь Запада, новая структура мирового сообщества. Вместо мирового сообщества, вместо прогрессивного человечества появится этот Альянс. Как наш коллега Дима Куликов говорил: «В своё время Советский Союз говорил, социалистические страны и всё прогрессивное человечество, а сейчас будут говорить Соединенные Штаты и весь Альянс демократий». ООН уже будет играть самую маленькую роль и прочие структуры тоже. Этот Альянс демократий – это отдельная вещь. Другое дело, что целому ряду игроков европейских тоже не стоит ждать слишком много от Альянса демократий. Явно 110-113 стран – это перебор. В течение года после виртуального саммита до следующей встречи самых демократических людей всего мира произойдет некий отсев. Я думаю, что сильно меньше ста стран войдёт в окончательный Альянс демократий. Уже, кстати говоря, сейчас идут активные споры, какую здесь роль будет играть НАТО, потому что Йенс Столтенберг уже заявил, что НАТО будет играть институциональную роль, связующую между Америкой и Европой во-первых, а во-вторых, оно будет способствовать устойчивости западных обществ. НАТО теперь у нас будет сражаться не только с внешними врагами, но и с внутренними. Это такое сильное заявление, это вообще совершенно другое представление о том, что из себя НАТО представляет. Правда, неизвестно, какие настроения в НАТО сейчас возьмут верх, особенно среди бюрократов европейских натовских, какие из них наберут наибольший вес. Сегодня уже упоминалось в эфире Соловьёв LIVE, что Роуз Геттемюллер сделала заявление о том, что данный разговор закладывает хороший фундамент для безопасности в Европе, что, конечно, совершенно другой фон по сравнению с тем, что говорилось в средствах массовой информации накануне саммита.

Ещё раз Байден и Белый дом как целое, исполнительная власть США, скажем так, он для града и западного мира выступил спасителем в некотором смысле. Он как бы остановил войну на Украине, сейчас будут говорить именно об этом. Сейчас на экранах Соловьёв LIVE мы видим Джейка Салливана, советника по нацбезопасности США, именно он, никакая не Дженнифер Псаки, рассказывал про саммит. Это было абсолютно выверенное до волосика, до иголочки выверенное внешнеполитическое заявление. Во-первых, это триумф для Байдена такой временный, он попытается воспользоваться этим заделом, и конечно, лично для Джейка Салливана. Как говорят в Америке, у него была здесь сильная позиция, фактически это его креатура.

Соловьёв: Кстати, это показывает, что у Салливана ещё возможно большое собственное политическое будущее.

Дробницкий: И вот тут мы приступаем к клановедению. Есть ли кланы в США? Есть ли война компроматов между этими кланами?

Соловьёв: Он довольно молодой, ему всего 45.

Дробницкий: Да-да, он очень перспективный человек, он человек, взрощенный Клинтонами. Причём надо понимать, что клан Клинтонов устроен так, что они вообще к забегу Хиллари Клинтон в президентство все относились крайне скептически, и к ней как к госсекретарю относились крайне скептически. Но при этом надо понимать, что лично к Биллу Клинтону они очень лояльны, они вообще к нему всегда относились очень хорошо, для них вот он главный человек. При этом надо сказать, что не всё так просто. В то время как на того же самого Энтони Блинкена, который незадолго до виртуального саммита поговорил с Зеленским, у него теперь такие задачи, который сейчас отправляется в Индонезию и Малайзию, вот туда пусть едет, налаживает взаимоотношения, Джейк Салливан, конечно, сейчас как бы имеет все козыри на руках, но против него, конечно…

Соловьёв: Подожди, как это возможно? У тебя 9 числа хотя и виртуальный, но слёт демократий, а Блинкен в Индонезии? Или он оттуда войдёт, он вернётся?

Дробницкий: Тут вопрос, когда отлёт. Анонсированы его планы. Нет, ну если он отправится раньше, это будет совсем здорово. Но в свое время же в виртуальном саммите по климату Джон Керри не участвовал. Это тоже следствие аппаратной борьбы. Когда говорят, что никакой аппаратной борьбы нет, это какая-то немножко неосведомлённость. Правда, у Салливана есть своя проблема. Как только Дженнифер Псаки заняла его место на трибуне, первый же вопрос, который собственно задали Дженнифер Псаки, был вопрос по книге «Ноутбук из ада», которая была написана журналисткой Мирандой Девайн. Она журналистка «New York Post», у которой в руках оказались все файлы с ноутбука Хантера Байдена. И при этом удивительным образом до сих пор Джо Байден остаётся к этому иммунный, но на самом деле там ведь очень много вещей, которые связаны, в частности, с Кристофером Хайнцем, например. Это приёмный сын Джона Керри, и он во всех этих сделках участвовал вместе с Хантером Байденом. Именно Кристофер Хайнц притащил своего старого друга ещё с колледжа Девана Арчера, который, собственно говоря, и был финансовым мозгом всех этих операций, потому что пока Хантер Байден наркоманил, нужен был человек, который реально умеет заниматься финансами, вот не эта «золотая молодёжь», а человек, который все-таки в финансах понимает. Это был первый момент.

Второй момент, вопрос, который задали тут же моментально Джейку Салливану, это вопрос о расследовании специального прокурора Джона Дурама, который расследует фальсификацию «русского дела», как сфабриковали «русское дело». Я напомню, что один из таких звёздных обвиняемых и одновременно свидетелей Майкл Сассман. Это юрисконсульт штаба Хиллари Клинтон в 2016 году. И все нити фактически того, как дезинформировали ФБР, дезинформировали Минюст, как дезинформировали специальный суд, который выдавал ордеры на прослушку штаба Трампа, в частности, что все нити сходятся к Джейку Салливану, потому что его тогда назначили одним из главных советников штаба Хиллари Клинтон, и в этом смысле у Джейка Салливана, может быть, впереди ответы на серьёзные вопросы. То, что Джона Дурама не уволили, не затёрли, не убрали никуда, я думаю, что его держат именно потому, что он в любой момент может угрожать, пожалуй, главному сейчас центру влияния в Белом доме во всём, что касается внешней политики, – Джейку Салливану. Такая штука есть, и об этом все пишут.

И вот пресс-конференция, Салливан уходит, приходит Псаки, её начинают атаковать вопросами, которые неудобны для Джона Керри и неудобны для Салливана. Ей пытаются задать вопросы про саммит, она говорит: «Не-не, я здесь по внутренней, расскажите мне, пожалуйста, про книжку, расскажите мне, пожалуйста, про расследование Джона Дурама». И вот это пока ещё не атака, это пока обозначение атаки, что клановая борьба здесь ещё не закончилась. Она далека от завершения.

Соловьёв: Вообще надо отметить, что только начался процесс. Процесс только идёт, и я бы не спешил вообще делать каких-нибудь далеко идущих выводов. Что очень важно, что в отличие от бесед с Трампом здесь есть продолжение. То есть у Трампа после Хельсинки было всё, кончилось. Здесь все-таки дух Женевы, как мы вчера решили во время беседы, не выветрился пока ещё до конца.

Дробницкий: Да, вот только хорошо было бы, если бы какие-то практические действия последовали вслед за этим, потому что, будем справедливы к Дональду нашему Трампу, всё-таки это не его личная была инициатива прекратить всякие контакты и дела после саммита в Хельсинки. Там просто начался такой вой и такая абсолютная аппаратная игра против Трампа всех скоординированных, что ясно, что действовать дальше было абсолютно невозможно. На российское направление назначили Фиону Хилл, которая просто принципиально не хотела заниматься исправлением отношений с Россией.

Соловьёв: Мало этого, ведь считали, что Фиона Хилл чуть ли не такой профайлер Путина, то есть человек, который изучил Путина вдоль и поперёк, сможет предсказать все его шаги, всё понимает. И где сейчас Фиона Хилл?

Дробницкий: Там же, где примерно и все остальные. Надо сказать, что к сожалению для российско-американских отношений и для атмосферы в мире вторая половина президентства Трампа, которая прошла после саммита в Хельсинки, – с точки зрения международных отношений там было до саммита в Хельсинки и после саммита в Хельсинки. Надо сказать, что это было такое взаимное перемалывание, так сказать, с одной стороны, подгрызали Трампа, с другой стороны, подгрызали его советников, с третьей стороны, он постоянно увольнял всех людей.

Соловьёв: Скажи, а кто-нибудь в Америке посчитал, как им аукнется предлагаемый санкционный пакет против России, и кто-нибудь обратил внимание на изменение риторики? Ведь это впервые, когда за один день два высокопоставленных американских политика говорят о том, что санкции направлены против народа России.

Дробницкий: Против народа России – это всё-таки оголтелый Боб Менендес, сенатор…

Соловьёв: Не только Менендес, но и Виктория Нуланд.

Дробницкий: Что касается Виктории Нуланд, мне кажется, что ей просто в руки вручили наиболее такую ястребиную позицию. Мне кажется, это для неё невыгодная ситуация, она просчиталась. Кстати, по поводу того, что изменение риторики, насколько по-разному это всё оценивается. Сравним два ведущих информационных агентства мира – это «Reuters» и «Associated Press». Заголовок в «Reuters»: «Байден предупреждает Путина о санкциях и военной помощи Украине в случае российского вторжения». Там, правда, по тексту потом становится понятно, что под военной помощью Украине подразумеваются только увеличение поставки на 50 миллионов по оружию, но заголовок есть заголовок, 80% людей читают только заголовки. А вот у «Associated Press» заголовок с разницей в несколько минут появляется на сайте: «Байден предупредил Путина об экономических последствиях вторжения на Украину».

Кстати, и в «Reuters», и в «Associated Press» присутствуют люди со славянскими фамилиями, Даша Литвинова какая-нибудь в «Associated Press» пишет. Они представители глобального человечества, они себе готовят хорошее резюме в этом смысле.

Соловьёв: Заметь, как полностью провалились все заявления, которые были раньше, «мы всё знаем, мы специалисты». Макфол говорит: «Мне не ясно, что хочет Путин». Нуланд говорит: «Я не знаю, о чём думает Путин». Они все расписались в том, что вообще не понимают Россию и российских политиков. И все их здесь консультанты и дружочки не способны им ничего подсказать, все эти венедиктовы, потому что ничего не понимают ни про Россию, ни про Путина даже близко. Но это хорошо, это значит, что все сливы, которые раньше были из администрации, пресекли.

Дробницкий: Во-первых, это скорее всего является главным выводом, который здесь можно сделать, потому что раньше действительно целый ряд неких планов или во всяком случае наметок планов как-то уж очень быстро попадал на страницы сайтов «CNN», «Associated Press» и так далее. Это было вообще действительно серьезной проблемой какое-то время. Сливы были прекращены, был перекрыт их канал. Во-вторых, это просто мы не знаем, что хочет Путин, мы не можем знать, что хочет Путин, это вообще стало чуть ли не главной фразой за несколько часов до вот этого виртуального саммита. Это удивительно, чтобы западный экспертный пул начал говорить, что мы не знаем, что он хочет, за исключением, пожалуй, нашей любимой Викуси Нуланд, которая говорит: «Ну это понятно, он Советский Союз хочет восстановить».

Соловьёв: Ты, кстати, знаешь, кто стоит за всеми санкциями? Леонид Волков. Он вчера ночью пишет: «Так там осталось совсем немного до следующего шага, чтобы до них дошло, что надо не пугать санкциями, а вводить санкции в наказание за запугивание и шантаж. Тогда они будут супер эффективны, а не как сейчас. Продавим!» Где статья против этих предателей родины? Было сказано, что санкции направлены против народа Российской Федерации Менендесом.

Дробницкий: Я думаю, что статья статьёй, просто предельно беспомощно всё выглядят. На самом деле ведь почему вот эти все публикации сейчас, почему Волков это всё пишет? Понятно, почему. Потому что люди, которые поддерживали его финансово, будем так говорить, мягко, пойдут к нему и скажут: «Слушай, реально же ничего не получилось. Что ты там делал?» Почти наверняка будут какие-нибудь слушания в Конгрессе по этому поводу, почти наверняка что-нибудь по этой части всплывает. С другой стороны, по поводу просчитывают или нет последствия санкций – просчитывают последствия санкций, в частности то, что исчезло всякое упоминание SWIFT. Соединенные Штаты пришли к выводу, что принципиально не просчитываемо отключение России от SWIFT для международной финансовой системы и для Соединенных Штатов, потому что будет просто хаотическое обрушение дальнейшее, которое они предсказать не могут. Поэтому это как бы сняли со стола. России несомненно готовиться надо к любому развитию событий, но это сейчас со стола снято. Это точно.

Полный эфир:

Источник