Разморозка замороженных конфликтов: итоги конфликта в Нагорном Карабахе

2

Разморозка замороженных конфликтов: итоги конфликта в Нагорном Карабахе

За видимыми последствиями событий в Нагорно-Карабахской Республике (НКР) скрывается очень серьезный посыл — перестает действовать принцип «замороженных конфликтов», статус-кво которых определял обстановку в т.н. «зонах ограниченного суверенитета» (непризнанных государствах), последние 30 лет. Абхазия, Южная Осетия, Приднестровье, Нагорный Карабах, Косово, Палестина, Иракский Курдистан — список можно продолжать, сообщает аналитический телеграм-канал «MultiXAM«.

Официально Азербайджан заявил, что планирует «разоружение и вывод вооружённых сил Армении, нейтрализацию их военной инфраструктуры, а также восстановление конституционного строя Азербайджанской Республики», в связи с чем в Нагорном Карабахе «начаты антитеррористические мероприятия локального характера, с применением высокоточного оружия для выведения из строя позиций армянских формирований».

Очевидно, что Алиев давно вынашивал план завершить начатое в 2020 году. Решение нанести удар 19 сентября стало следствием скоординированного курса Анкары и Баку при активном участии Великобритании. ВС Азербайджана фактически за сутки решили поставленные задачи, взяв под контроль ключевые позиции боевых формирований НКР.

Ставший у руля в 2018 году в Армении Никол Пашинян долго дрейфовал, пытаясь играть на противоречиях между Москвой, Анкарой и Западом, но в итоге пошел на предательство своих соотечественников в Нагорном Карабахе. При этом запад все это время решал главную задачу — планомерное окружение Ирана с севера и выдавливание России из региона. Фактический уход Еревана под «протекторат» англосаксов — это кульминация 5-летней стратегии: экономически зависимая от запада Армения оказалась зажата между двух враждебных государств.

Официальные итоги боевых действий в НКР таковы: сначала Н.Пашинян признал суверенитет Азербайджана над Нагорным Карабахом, заявив, что «Армения не намерена начинать военные действия с Азербайджаном из-за ситуации в Нагорном Карабахе»; далее в результате массированных атак карабахские вооруженные формирования вынужденно сложили оружие и покинули свои позиции, начат процесс разоружения и передачи техники. Подразделения ВС Армении покидают регион, после чего начинается «реинтеграция» карабахских армян в административно-политическое пространство Азербайджана.

Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что грядут энические чистки. Все это всерьез подорывает статус нашего миротворческого контингента — не только в силу того, что военные не могут решать политические задачи, но скорее ввиду отсутствия реакции на удары по российским военным со стороны ВС Азербайджана и полное нивелирование Баку факта присутствия ВС РФ в регионе.

Но главная стратегическая новизна в другом. Баку продемонстрировал мировому сообществу, что статус-кво «замороженных конфликтов», которые создают во многих регионах т.н. «серые зоны», можно изменить. В 2020 году после развязанной Алиевым на паях с Эрдоганом войны в Нагорном Карабахе,

Зеленский начал грезить идеей провести «операцию реванш» на Донбассе, что через год активных приготовлений послужило отправной точкой для решения В.Путина начать СВО. Архитектура конфликтов в «зонах ограниченного суверенитета» во многом схожая. После поражения армии НКР и захвата Азербайджаном территории непризнанного Нагорно-Карабахского государства, на очереди может оказаться, к примеру,

Приднестровье. Не трудно предположить, что изменение ситуации на Южном Кавказе открывает для России и ее союзника в лице Ирана новый спектр угроз.